эссе

Русская эмиграция в Сербии. Наталия Корнелиевна Эрдели



Наталия Корнелиевна Эрдели




Юта Арбатская, Константин Вихляев



       Революция сломала миллионы жизней русских людей. Часть населения вынуждена отправиться на чужбину, в эмиграцию. О покалеченных судьбах эмигрантов написано немало, но о женской доле историки до сих пор говорят очень скупо, намеками, полутонами. Вместе с тем именно женщины явили беспримерный подвиг высокого служения Отечеству, находясь вдали от родного края. Воспитывая детей в духе патриотизма и неся при этом ужасные лишения, они разжигали огонек любви к Родине в детских сердцах, не помнящих и не знающих России.

       Примером женской доли в изгнании может служить трагическая судьба Наталии Корнелиевны Эрдели, которая на посту начальницы Первой Русско-Сербской девичьей гимназии отдала все силы служению России. В череде блистательных русских офицеров, генералов, ученых и писателей, ярко проявивших себя в эмиграции, ее имя затерялось в водовороте событий. Постараемся восполнить этот пробел, хотя материалов и сведений, прямо скажем, не густо. Основными источниками для статьи нам послужили дневники и воспоминания современников Наталии Корнелиевны, которые хранятся в нашем семейном архиве, а также некоторые материалы из РГАЛИ и фондов Русского Зарубежья им. А.И.Солженицына.

Арбатская Ю., Вихляев К. Ялта. Приморский парк. История


Статья написана летом 2013 года.

       Описание Приморского парка, сделанное в 1964 году Волошиным в его брошюре «Парки Крыма», всеми интернет-ресурсами переписано под копирку, и авторы интернет-страничек не обременяют себя поисками и собственными исследованиями. Поэтому мы решили написать собственный материал, который наверняка также будет скопирован и опубликован без указания источника. Вполне осознаем это, но пройти мимо интересной истории не можем.

primorsky_park_yalta.jpg
Уголок Приморского парка. Фото 2011 г.


Вихляев К. Русский садовник: портрет на фоне истории





К. Вихляев




     Однажды, работая в архиве Никитского ботанического сада по изучению истории садов и парков Крыма, автору этой статьи попались любопытные документы, касающиеся сведений о садовниках. Эти материалы собраны в двух папках: одна датируется 1888-м годом, и в ней собраны данные о выпускниках Уманского училища садоводства, проходивших практику в Никитском саду. В другой папке, датируемой 1906-м годом, содержатся сведения о выпускниках Никитского училища садоводства и виноделия с 1863 по 1896 год, «занимающихся службой по специальности и практикой».

Человек – ноль мира

        Еще Пифагор заметил, что любое явление, событие и даже премет можно описать числом. Сейчас, при современных математических достижениях, эта идея считается утопичной, даже примитивной. И все же, отвлекаясь от методики Пифагора восприятия Вселенной через число, а понимания числа через пространственную фигуру (простейшие из них – куб, шар, октаэдр и проч.), а ухватив только саму идею, мне подумалось вот о чем.

Хочу умереть красиво.

        «Умирать буду в Таиланде», - услышал я как-то раз в разговоре. У меня засосало под ложечкой. Откуда ни возьмись – зависть, злость на собственную трусливую порядочность. Вспомнился Кортасар с его «почему я не могу биться головой о стену?». Я тоже хочу умереть где угодно, только не там, где живу. Лучше – в Марокко или в Японии. Можно и в Таиланде, там сжигают. Главное, чтобы смерть была песней, стихотворением. Живописью, наконец. Жаль, что нет слова «смертопись», его бы стоило придумать. Ведь как мы обычно умираем? Серо, безыскусно, прозаично. Потом – 40 дней пластмассовых слез и вздохов. Смерти хочется иной, - праздничной, поэтичной, фонтанирующей! Оттого и место смерти должно быть ярким, красочным. Обряд, если он неизбежен, - радостным. Чтобы день перехода в мир иной ожидался с трепетом ребенка, у которого скоро день рождения. Предвкушение сказки, предощущение волшебства.

Новая кровь

        Поисковые системы настроены на новую кровь. Честь и мужество выискиваются повсеместно: в Интернете, в книгах, в кино. Но признаться в этом не хватает у ищущих ни чести, ни мужества. Бусы доброты рассыпались по миру. Не собрать их воедино – значит не выжить.
        Я тоже шарю в виртуальной реальности, ищу соратников, но темна комната. Сколько сайтов перелопачено, а всё не то. Каждый творец замкнут на себя, даже самые чувствующие не поднимают камни лежачие. Практически через день плаваю по сайтам, рыскаю, аки волк, в надежде найти хоть кого-то, кто неравнодушен к судьбе планеты.

Не верьте!

        Считается, что время поэтов – ночь, а я пишу песни по утрам…
        Люблю встать очень рано, когда весь мир еще потягивается, как кошка, а солнце лениво поднимается над морем. Тишина какая! Только дворник-художник шуршит своей метлой и грунтует мир чистотой.

Как я читаю

        Ребенок смотрит телевизор с пультом в руках, причем одновременно несколько каналов. Спрашиваю: «Как ты можешь?». «А все понятно», - отвечает. Кадр или сцена длиной более 30 секунд становятся жвачкой. Поэтому реклама – любимое зрелище, ибо лаконична, образна и мгновенно сканируема. Это-то и завораживает.