Сады архитектора Рубье и Тудури в Каталонии




1. Слава и забвение

        В 1915 году, когда по всей Европе бушевала мировая война, молодой парень по имени Николау Мария Рубье и Тудури празднует окончание Архитектурной школы в Барселоне. Теперь он не какой-нибудь студент, а обладатель ученой степени. Ему всего 24 года, он пылок, горяч, полон честолюбивых планов. Жаль только, что обстановка в мире никак не способствует его архитектурным мечтам. Отец, Мария Рубье и Бейвер, предлагает сыну оставить чертежи будущих садов и зданий, и заняться, как и он, проектированием и строительством военных объектов, а для этого поступить на военную службу. Но пример архитектора дяди Хуана, родного брата отца, помог ему утвердиться в мысли, что война – дело временное, и он отказывается от отцовского предложения.

        Как оказалось впоследствии, его выбор был верным. Еще обучаясь в Архитектурной школе, он, будучи одаренным учеником, приглянулся известному своими грандиозными работами в области ландшафтной архитектуры профессору этой же школы, дизайнеру Форестьеру. Француз Жан-Клод Николас Форестьер прославился проектами Венсенского парка в составе группы архитекторов под началом Альфана, Марсова поля в Париже, а впоследствии пять лет занимался озеленением Гаваны и Буэнос-Айреса (Аргентина), в частности спроектировал авеню Костанера на берегах Рио-де-Плата. В 1908 году вышла объемная монография Форестьера по парковым системам больших городов, где он обосновывал идею необходимости гармонического баланса между классической архитектурой южного города и тропическим пейзажем.
        Жан-Клод Форестьер всячески старается помочь молодому архитектору найти достойное место работы, чтобы тот смог проявить себя. И вот, не проходит и двух лет после окончания школы, как Николау Мария Рубье и Тудури становится директором общественных садов Барселоны. Это случилось в 1917 году, правда, до этого назначения Рубье уже преподавал архитектуру садов в одном из престижных учебных заведений города – Высшей школе Красивых Профессий. Новая должность хлопотная, и Рубье вряд ли смог бы что-либо сделать как самостоятельный архитектор, если бы не случай.

RubioTuduri.jpg
Рубье и Тудури

        В 1919 году к Рубье и Тудури обращается молодой маркиз де Ровиральта с просьбой помочь спроектировать сад на его вилле в приморском городке Люрет-де-Мар (Lloret de Mar) на побережье, именуемом Коста Брава. Маркиз, как и Рубье, в том же 1915 году окончил медицинский факультет в Барселоне, кроме того, они ровесники, оба родились в 1891 году. Рубье с увлечением берется за дело, и вскоре на бумаге появляется проект сада, совершенно нетипичного для Испании. Надо сказать, что Рубье – каталонец, а это значит, что в нем, как и в сердце любого каталонца, горел тот огонь независимости, который много веков подряд заставлял каталонцев бороться против диктата Мадрида. Даже сегодня вся Каталония, и особенно ее столица Барселона, живет надеждой выйти из-под власти Испании и обрести свободу и суверенитет. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Рубье при проектировании отбрасывает идеи испанской альгамбры и французского регулярного сада, которые так восхищали его любимого учителя Форестьера, и обращается к итальянскому пейзажному стилю, по-своему демонстрируя каталонский нрав.

 2009 186.jpg

        Сам маркиз де Ровиральта тоже увлекся идеей итальянского сада, он даже едет в Италию для знакомства с классическими садами. Побывав на вилле Боргезе, вилле Медичи, а возможно и в садах Боболи, маркиз возвращается страстным поклонником итальянского стиля в ландшафтной архитектуре, и на всю жизнь любимым его делом становится садоводство. Саду он дает имя Санта Клотильда, в честь своей рано умершей молодой жены. С момента создания проекта в 1919 году в саду начинаются масштабные работы, но строительство затянется на долгие годы, и лишь в начале 1930-х годов сад Санта Клотильда станет настоящим пейзажным шедевром.

        Несомненно, что маркиз де Ровиральта, благодаря своему дворянскому происхождению и многочисленным знакомствам в общественных кругах Барселоны, немало способствовал росту популярности архитектора. Уже в следующем, 1920 году Рубье и Тудури получает новое предложение: вместе с Форестьером проектировать и обустраивать целый город-сад – систему парков на горе Монжуик в Барселоне. Конечно, в таком крупном проекте молодому архитектору не доверили еще первую скрипку, в основе проекта лежали идеи Форестьера. Одним из самых интересных садов и по сей день считается сад Ларибаль. Назван он так по имени бывшего владельца имения, располагавшегося здесь в начале столетия. В 1908 году, после смерти хозяина, поместье вместе с садом переходит к муниципальным властям города. Первоначально, при жизни Ларибаля, имение представляло собой дом с открытой верандой, окруженный живописным парком с массой высоких деревьев, системой прямых аллей, а также цветниками-арабесками.

labiral 10.JPG

        Форестьер и Рубье включили в композицию характерные элементы провансальских садов, используя при перепланировке керамическую плитку, добавив многочисленные вазы с цветами и настенные кашпо, устроили декоративные фонтаны и бассейны.

labiral 9.jpg

        На территории сада располагался «греческий театр» в виде классического амфитеатра. Чтобы связать его с садом, Форестьер, по примеру садов Хенералифе, выстроил грандиозный лестничный водный каскад. Видовые точки были обозначены перголами, также связанными видовыми лучами с каскадом и бассейнами. Повсюду были размещены скульптуры и керамические декоративные вазы.

laribal 6.JPG

laribal 5.jpg

        В композицию включены несколько изолированных внутренних садов по образцу патио, окруженных кипарисами либо плотными стенами из бирючины разных видов. Таким образом, можно сказать, что Форестьер и Рубье использовали эклектику, основанную на средиземноморском стиле, сохраняя существующие мемориальные растения, добавляя молодые плодовые деревья и объединяя всё в единую композицию, где присутствовало традиционное арабское влияние.

labiral 12.JPG

       Полная фотогалерея сада Ларибаль

здесь

        Если сады Монжуик разработаны Рубье в соавторстве с Форестьером, то проект сада Тамарита на вилле Флорида в Барселоне принадлежит персонально архитектору Рубье и Тудури. Почему-то этот замечательный во всех отношениях сад не входит в традиционный перечень работ архитектора, а, тем не менее, Тамарита – один из первых проектов талантливого дизайнера. Этот сад небольшой, его площадь всего 1,4 га, и расположен он на площади Кеннеди. Когда-то, в начале ХХ века, имение принадлежало семье Крайвинкель, потом хлопковому магнату Альфредо Мата, сейчас это резиденция фонда Бланкуэрна.

4445.JPG

        Сразу за железными коваными воротами посетители видят идиллический пруд, который охраняют два спящих льва. От пруда отходят три аллеи. Если двигаться по левой аллее, зрители оказываются на широкой дороге, вдоль которой зеленеют многочисленные папоротники и плющи, а по правую сторону от аллеи высится каменная стена с укрепленными на ней декоративными цветочными вазами. Правая аллея ведет в густые заросли высоких деревьев, где посетители могут насладиться прохладой в жаркий день, посидев на лавочках. Выходит аллея к «источнику лягушек».

 гардений.JPG

        Центральная же аллея ведет к роскошному дому, построенному еще прежним хозяином Альфредо Мата. Вдоль главной оси сада расположены четыре скульптуры, символизирующие четыре континента – Африку, Америку, Азию и Европу. Пройдя главную аллею, посетители попадают на площадку с искусственным гротом, где вполне могли бы жить гномы или феи. По форме грот напоминает работы Гауди. Рядом с гротом – небольшой водный каскад.

 Альфредо Мата.JPG

        За скульптурой Африки растет колоссальных размеров дуб, которому больше ста лет. Возможно, это самое старое дерево в саду. У самого дома растут два изумительных тиса, но они, пожалуй, моложе этого дуба.

 гардений_0.JPG

        В центре сада находится площадь четырех континентов с фонтаном. Одно из самых очаровательных мест сада – сад гардений, где вода, текущая от фонтана к небольшому бассейну, напоминает о садах удовольствий восточных правителей. Безусловно, сад достоин восхищения. Полная фотогалерея сада Тамарита

здесь

.

        Однако вернемся в 20-е годы прошлого века. Эти годы явились самыми плодотворными в творчестве Рубье и Тудури. В 1922 году архитектор проектирует павильон Радио Барселоны на горе Тибидабо, в 1925 по его проекту спланирован сад на площади Франческа Масиа в Барселоне, в 1927 году выходит из печати его книга «Архитектурные диалоги», в 1929 году – книга «Сады Барселоны». Между 1922 и 1936 годами он строит новый бенедиктинский монастырь Монсеррат в стиле эпохи итальянского Возрождения. Наконец, в 1927 году Николау Мария Рубье и Тудури проектирует сад королевского дворца Педральбес в Барселоне.

        Об этом саде и дворце следует сказать особо, поскольку здесь фигурирует имя другого замечательного каталанского архитектора Антонио Гауди. В 1862 году очень богатый человек по фамилии Гуэль (тогда еще не граф) приобрел усадьбу 17 века Кан Фелью на окраине Барселоны, а вместе с ней и соседнюю усадьбу – Кан Куйяс де ля Риера. Общая территория двух усадеб составила 30 000 квадратных метров. Реставрация имения Кан Фелью была поручена архитектору Хуану Марторелю, который построил особняк в карибском стиле, готическую часовню и окружил здания великолепными садами. Позднее и Антонио Гауди получил заказ на реставрацию дома, постройку стены и павильонов.
        Гауди не ограничился заказом и спроектировал также два водных источника, перголу и посадил много средиземноморских деревьев – сосны, магнолии, кипарисы, пальмы и эвкалипты. Увы, сохранился лишь фонтан Геркулес. Он представляет собой композицию, в которую входят бюст мифологического героя, прямоугольная ванна с изображением герба Каталонии и водопроводная труба, изогнутая в форме китайского дракона. Фоном к этой композиции служат темно-зеленые заросли бамбука, что рельефно подчеркивает скульптурную группу.

3525.jpg

        В 1918 году Гуэль уступил эту усадьбу королю в знак благодарности за титул графа. В течение 1919-1924 годов здание вновь было кардинально перестроено, а реконструкцию сада в 1924 году королевская семья поручает архитектору Рубье и Тудури. Рубье изменил планировку сада, но сохранил при этом основные скульптурные работы. В 1926 году дворец и сад были переданы королю, но в 1931 году, с переходом власти к республиканцам, Министерство Имений подарило дворец и сад муниципалитету Барселоны, и королевская резиденция превратилась в музей декоративного искусства. Ныне бывший королевский дворец является музеем керамики, но иногда используется членами королевской фамилии для торжественных негосударственных мероприятий.

        Пик славы архитектора Рубье и Тудури приходится на конец 1920-х годов. В 1929 году в Барселоне проходит Международная выставка, для которой было построено множество экспозиционных павильонов. Гостиницы из красного кирпича на площади Испании, построенные к открытию выставки – это тоже творения Рубье. Приехавшие со всего мира гости и участники выставки оценили громадный скачок в озеленении Барселоны за последние 10 лет. В 1932 году архитектор участвует в Первом Конгрессе Каталанских Архитекторов, в том же году власти Каталонии заказывают ему грандиозный проект долгосрочного регионального планирования всей Каталонии. Рубье много печатается в периодике, пишет статьи по архитектуре и ландшафтному дизайну.
        В 1933 году он проектирует и принимает непосредственное участие в устройстве парка Туро рядом с парком Гуэля, а в 1934 году строит здание Метро Голдвин Майер в Барселоне. Тогда же выходит его книга «Южный сад».
        Всё закончится в 1936 году, когда по всей Испании разгорится Гражданская война. В 1939 году франкисты приходят к власти, и каталонскому архитектору приходится покинуть родину. Он уезжает в Париж, и на этом его архитектурная карьера практически заканчивается. До 1946 года он находится в эмиграции. Долгожданную автономию Каталония получит лишь в 1979 году, через два года после смерти Франко, но жить Рубье и Тудури останется всего два года.


2. Королевские сады Педральбес

        Сад дворца Педральбес находятся на проспекте Диагональ рядом с зоной Университета. Площадь территории 7,28 га, рельеф местности горизонтальный, с небольшим пологим подъемом от главного входа к зданию дворца.

35251.jpg

       Доминантной осью сада можно считать главную аллею из двух рядов лип, романтика которой подчеркнута темным ковром из плюща. По обеим сторонам от главной оси симметрично расположены солнечные лужайки, где в произвольном порядке высажены шарообразные японские эвонимусы (Evonymus japonicus), а за ними простираются две обводные полукруглые дорожки. Все три аллеи сходятся на центральной площади перед дворцом.
        Сад начинается с огромной входной перголы у центрального входа в парк. С обеих сторон перголу обрамляют изящные башенки, увитые цветущими бугенвиллеями. Общая картина парадного входа торжественна и величественна, как и подобает королевской резиденции.

 2009 215.jpg

        Минуя высокие ворота, посетители сразу попадают на открытую площадку, центральное место на которой занимает мраморный бассейн со скульптурой нимфы. Немного выше бассейна расположен фонтан, из него вода по трехступенчатому каскаду перетекает в бассейн. Вокруг бассейна высажены пеларгонии, что создает ярко-красную кайму для этого сложного декоративного водного устройства.
        Эта водная композиция у входа в сад – аллегория Средиземноморья - является составной частью грандиозной водной системы, проникающей почти во все уголки сада. По обеим сторонам главной аллеи имеются два фонтана, а перед дворцом – еще один. С левой стороны от фасада дворца, немного в глубине сада, посетители могут увидеть необычный живописный бассейн, в котором на круглых «островах» высажены разнообразные влаголюбивые растения: циперусы, бамбук, каллы. Эта композиция является плодом фантазии Рубье и Тудури. В обрамлении бамбуковой рощи этот уголок сада выглядит очень романтично.

 2009 227.jpg

        В глубине сада находится дворец с балюстрадой, вокруг дворца – многочисленные беломраморные скульптуры античных мифологических героев. Перед входом во дворец посетителей встречает скульптура королевы Изабеллы II, которая держит на руках сына, будущего владельца этого дворца короля Альфонсо XIII.

 2009 235_1.jpg

        По другую сторону от центральной оси, примерно на уровне бассейна Рубье расположена параболическая пергола – творение Антонио Гауди.

3526.jpg

        Древесная растительность представлена разнообразными хвойными породами: 23 гималайских кедра, итальянские сосны, криптомерии, атласские кедры, биоты восточные, кипарисы, можжевельники - все эти вековые гиганты создают атмосферу старинного парка. Из лиственных деревьев большей частью представлены липы, ясени, эвкалипты, различные виды акаций, магнолии. Второй ярус декоративных насаждений представлен в основном стриженными вечнозелеными кустарниками. В целом сад производит впечатление двойственное. Помпезность фонтанов и открытых пространств удивительно гармонично сочетается с уютом внутренних закрытых композиций сада. В тени широких крон желанная прохлада располагает к неспешной прогулке и размышлениям, а на открытых пространствах под жгучим солнцем хочется любоваться водными струями фонтанов. Замечательно то, что сад живет, он всегда полон посетителей, и это – лучшее признание барселонцами архитектурного таланта своего соотечественника.
       Полную фотогалерею сада можно посмотреть

здесь

.


3. Санта Клотильда

        Побережье Коста Брава по праву считается одним из красивейших мест Средиземноморья. Миллионы туристов со всего мира ежегодно приезжают сюда, чтобы окунуться в романтику диких горных пейзажей и чистейшей воды. Небольшой городок Люрет-де-Мар приобрел славу курортного места еще в начале 20 века, когда местные буржуа стали интенсивно строить собственные виллы на побережье по примеру Лазурного берега во Франции и Ривьеры в Италии. Однако пик популярности города приходится на 1950-е годы, когда сюда устремляются американцы и европейцы. Сегодня Люрет заполонили русские туристы, многие стали владельцами недвижимости. Начало XXI века ознаменовалось подъемом туристического бизнеса по всей стране, особенно это касается побережья Коста Брава. В этой связи весьма актуальным явилась финансируемая муниципалитетом города и министерством культуры программа реставрации объектов культуры и памятников истории. В число первоочередных объектов, подлежащих реставрации, вошел и сад Санта Клотильда, автором которого является архитектор Рубье и Тудури.

 2009 195.jpg

      Площадь сада 18 000 квадратных метров, расположен он на крутом склоне горы, заканчивающейся внизу пляжем. Вместе с виллой вся площадь составляет 27 000 кв. м. Сад имеет террасное устройство по образцу итальянских садов романтизма с обилием лестниц, фонтанов, мраморных скульптур. Вход находится достаточно далеко от основной композиции. Пройдя каменные ворота, напоминающие вход в феодальный замок, посетители попадают на живописную аллею, в начале которой установлена скульптура пса, охраняющего покой и тишину в саду. Первая видовая точка - Площадь Приветствия, от нее отходят две аллеи: одна приглашает посетителей вниз, в террасный сад, другая уходит налево вверх, на смотровую площадку Рубье и Тудури.
        По главной аллее, идущей в центр сада, попадаем на Площадь Чувств, с которой вниз, на побережье открывается великолепный вид. На «площади» имеются полукруглые скамейки для релаксации. С этого места ясно видно, что сад имеет форму амфитеатра, сценой которого служит море.

 2009 185.jpg

        Следующая площадка – Площадь Сирен. Это композиционный центр сада, от него круто вверх уходят три лучевые лестницы, одна из которых называется Лестницей Сирен. Названа лестница так из-за бронзовых скульптур, выполненных скульптором Марией Льимона и Бенет в конце 1930-х годов. Надо сказать, что и сирены, и другие скульптурные композиции живописно увиты ковровыми и стелющимися растениями, это придает саду налет древности, очарование легкой «запущенности». Даже на торцах каждой ступени на лестницах видны плющи и другие растения.

 2009 153.jpg

        Все посадки продуманы с таким расчетом, чтобы растения сами являлись «зелеными скульптурами». Многие из них удачно разбивают пространство, создавая несколько последовательных зрительных ориентиров. В числе прочего роль таких акцентов призваны выполнять великолепные травяные газоны с вертикалями отдельных кипарисов на пологих склонах. Происходит, таким образом, некий оптический обман зрителя: сад при такой планировке кажется значительно большего размера, чем он есть на самом деле.
        От Площади Сирен по аллее маркиза де Ровиральта посетители достигают самой западной точки сада – смотровой площадки, откуда открывается панорамный вид на побережье и пляж Боаделья. Живописная панорама никого не оставит равнодушным, здесь – кульминация восприятия сада и окружающего пейзажа. От смотровой площадки вверх уходит парадная «морская» лестница, увитая жасмином, глицинией и розами. Лестница заканчивается Площадью Средиземноморья. Рядом – романтический пруд с пристенным фонтаном, за ним чуть выше – длинная полукруглая беседка-пергола, увитая цветущими лианами, а еще на одну террасу выше, на территории уже не доступной для посетителей, – здание виллы.

 2009 190.jpg

        На этой вилле и проживал хозяин имения маркиз де Ровиральта. Перед Гражданской войной 1936 года маркиз даже занимал в течение двух лет пост министра благосостояния Каталонии, но впоследствии, при правлении Франко отошел от дел, а затем и совсем уехал в Бразилию. Маркиз был страстным коллекционером (собирал миниатюрные модели кораблей) и таким же увлеченным садоводом. Он покупал растения в основном местной климатической зоны с тем расчетом, чтобы его сад был действительно похож на средиземноморскую виллу, подобную итальянским садам Ренессанса. Восемь садовников работали в саду, постоянно поддерживая имение в идеальном состоянии. В конце 30-х годов после одного из ураганов, повредивших насаждениям, маркиз решил заменить в саду сосны на кипарисы и эвкалипты.
        Но время шло. Хозяин постарел, и сад стал приходить в упадок. Маркиз приказал заменить часть зеленых газонов на бетонные дорожки, чтобы он мог передвигаться на коляске. Второй ураган в 60-е годы снова уничтожил ряд деревьев, а в 70-х годах появились первые признаки эрозии склона, начались оползни.
        После отъезда маркиза в Бразилию, сад перешел в собственность муниципалитета Люрета, а в 2002 году, объявив сад Санта Клотильда национальным достоянием Каталонии, власти выделили полмиллиона евро на его реставрацию и пригласили профессиональных дизайнеров. Возглавил проект архитектор Артур Босси. Тщательно изучив историю сада, обследовав старые посадки, он максимально точно восстановил архитектуру сада в ее первоначальном виде. В 2006 году летом сад был вновь торжественно открыт для посетителей.
        Особняк также был отреставрирован, но он по сей день является частной собственностью семьи Ровиральта и закрыт для публики. Впрочем, судя по литературным источникам, там тоже есть чему подивиться. Например, внутренний патио, бассейн, отделка здания производят неизгладимое впечатление. Замечательная внешняя овальная площадка у особняка во многом повторяет конфигурацию фрагментов террасного сада. Эффектно выглядят скульптурные бюсты в нишах зеленых стен из стриженых тисов.

 2009 169.jpg

       Эта внешняя площадь через «ворота» гигантских зеленых колонн соединена с Львиной Лестницей, а та, в свою очередь, с Лестницей Сирен. Таким образом, вся композиция оказывается замкнутой, завершенной.

 2009 181.jpg

        Так усилиями архитектора Рубье и Тудури, маркиза де Ровиральта, а теперь уже и Артура Босси сад Санта Клотильда действительно превратился в национальное достояние Каталонии, а по сути – достояние мирового культурного наследия, поскольку сады отражают не только гений своих создателей, но и эпохи и времена. Санта Клотильда – это прекрасный образец сада начала ХХ века, начала эпохи освоения курортов на берегах Коста Брава.
       Полная фотогалерея сада

здесь

.