Паук

        Проснувшись, пенсионер Николай Петрович лежал на диване и думал о судьбах страны. Вдруг он увидел на потолке паука. Паук мирно шел себе по своим паучьим делам и никого не трогал. Но Николая Петровича это спокойствие возмутило до глубины души.
        - Надо же, страну разграбили, пенсию не выплачивают, городской транспорт дорожает, а этот идет себе, как ни в чем ни бывало! Тут лежишь, сердце кровью обливается, а ему все равно!
        Паук тем временем, преодолев расстояние до середины потолка, остановился. Даже как будто прислушался.
        - Ага, - обрадовался Николай Петрович,- значит, будем лапки вытягивать, всякие мне тут позы показывать, а я отдувайся за всех! Нет, так не пойдет. До чего страну довели, а?
        Он возбужденно вскочил с дивана, нервно оделся, всякий раз промахиваясь ногой в нужную штанину. При этом гневная тирада по поводу бардака в державе лилась, как из поломанного крана. Наконец, он принес с кухни швабру, дабы свершить казнь над бездушным к бедам России пауком.
        Однако паука не было. Оторопев от такой наглости со стороны насекомого, Николай Петрович пришел в состояние крайнего охотничьего азарта. Несмотря на свой почтенный возраст, он за полчаса из собственной однокомнатной квартиры сделал нечто вроде инсталляции на выставке концептуального искусства. Но паук как сквозь землю провалился. Осталось только одно место – комод! Он дернул первый верхний ящик на себя. Ящик вылетел из дубового убежища, и все содержимое упало на пол, рассыпавшись пасьянсом из старых писем и фотографий.
        Его внимание привлек небольшой конверт, которого он раньше в комоде не видел. Конверт был запечатан, а сверху написано: «Николаю Петровичу в день рождения».
        - А и правда, сегодня ведь пятнадцатое, день рождения. Забыл. Но как он сюда попал? – Будучи еще в возбужденном состоянии, но уже изрядно устав, Николай Петрович уселся на перевернутый диван и распечатал конверт. Там были деньги. Много. Целая тысяча долларов. Откуда? Кто? Когда? – вопросы неслись со скоростью курьерского поезда. Совершенно растерянный, пенсионер огляделся. Положение вещей в комнате никак не помогало причесать мысли. Он вышел на кухню, накапал корвалол в чашку и выпил. Потом подумал, достал початую год назад бутылку водки, налил в ту же чашку и тоже выпил.
        Весь остаток дня пришлось наводить порядок.
        - Деньги тратить не буду, оставлю на черный день, - рассуждал Николай Петрович, догадываясь об их происхождении. Паук так и не появился. Видимо, черный день был не так уж и далек. Спрятав конверт подальше, чтоб не украли, старик посмотрел еще раз на потолок.
        - Жаль, Маша моя не дожила, вместе бы порадовались. Только вот обидно, какую страну развалили! Ну да Бог с ней!