Арбатская Ю., Вихляев К. Розовая аллея Массандровского парка: триумф и трагедия





Юта Арбатская, Константин Вихляев




       Розовая аллея в Нижнем парке Массандры – шедевр ландшафтной архитектуры Южного берега Крыма конца XIX столетия. Подобных этой аллее примеров во всем мире за всю его историю насчитывалось не более двух десятков. Что касается России или Украины, то мы ответственно заявляем, что ничего подобного на территориях этих стран никогда не было. Утрата такого уникального исторического памятника в полной мере отражает состояние современного общества – общества алчного, жестокого и равнодушного. Главное, что света в конце туннеля не видно: отсутствие ясной программы развития страны обрекают подобные объекты на неминуемую смерть. Остается ностальгировать по утраченной красоте и вспоминать, как это было. Попробуем разобраться, когда же появилась эта аллея и чем она была уникальна.

001_27.jpg
Массандра. Аллея роз. Фото Веденисова 1907 г.
Из фондов Алупкинского дворцово-паркового музея-заповедника.
(Копирование запрещено. За копирование фотографии будем преследовать)


       Ландшафтный английский парк в Нижней Массандре был заложен по указанию генерал-губернатора Новороссии графа М.С.Воронцова в первой половине 1830-х годов. Однако прямо утверждать, что именно тогда появилась Розовая аллея, мы не можем, хотя косвенные доказательства имеются. Именно в этот период времени Николай Гартвис увлекся селекцией роз в подведомственном ему Никитском ботаническом саду. В рукописном каталоге роз 1833 года, отправленном графу М.С.Воронцову, в Саду уже имелось 210 сортов, из них селекции Гартвиса – 54 наименования. Естественно, директор усиленно пропагандировал и распространял эти розы среди крымских помещиков. Садовнику Кебаху для Алупкинского парка розы отправлялись большими партиями, да и сами хозяева имения, супруги Воронцовы, имели пристрастие к «царице цветов».

       Из Никиты первая поставка растений в Массандру состоялась 27 октября 1834 года. В этот день были отправлены только розы - 186 кустов роз, причем преимущественно вьющихся [1]. Полагаем, что розы предназначались для украшения сада при доме Воронцовых в Верхней Массандре. Следующая отправка растений для Массандровского имения Воронцова помечена в журнале Никитского сада апрелем 1836 года, всего 247 экземпляров на сумму 142 рубля 35 коп. [2]. На этот раз в списке значились фотинии, можжевельник виргинский, спиреи, из цветов гемерокалисы (лилейники), дельфиниумы, гвоздики, иберисы, валериана, а также 75 роз одиннадцати сортов. К сожалению, сохранились не все журналы выписки растений из Никитского сада, поэтому нельзя в точности сказать, сколько же растений было отпущено в Массандру. К тому же в Алупке у садовника Кебаха имелся собственный питомник, да и граф Воронцов нередко присылал растения из-за границы для своих имений.

       В 1844 году граф М.С.Воронцов был назначен Кавказским Наместником и не мог вплотную заниматься Массандрой. После смерти Воронцова (1856) имение перешло к его сыну, Семену Михайловичу, а в 1889 году Массандру и Ай-Даниль приобретает Управление уделов, и новым хозяином имения становится император Александр III. Массандра и прежде была любима практически всеми русскими монархами: здесь часто бывали Александр II, императрица Мария Александровна. Императрица Мария Федоровна привозила сюда детей, подолгу гуляя среди скал и виноградников. Сам Александр III, бывая в Крыму, нередко наведывался в Массандру, отмечая чистый воздух и горный простор этих мест. Теперь бывшее владение Воронцовых прибавилось к другим резиденциям императорской семьи в Крыму – Ливадии и Ореанде.

002_26.jpg
П.П.Заболоцкий. Портрет Александра III. 1889 г.



       29 апреля 1889 года на должность управляющего Массандрой и Ай-Данилем назначается полковник Виктор Константинович Афанасович (в некоторых источниках пишется Аффанасович). На этой службе полковник пробыл лишь полтора года – до 18 сентября 1890 года. По данным Афанасовича, парк в Нижней Массандре, площадью 80 десятин, «сильно запущен, но очень хорош, в особенности в его части, примыкающей к морю». Далее он пишет:

       «Самым замечательным и бесспорно лучшим местом парка должно признать так называемый питомник. Он занимает десятин девять и расположен в средней части парка. <…> В питомник пускают гуляющих только пешком. Входная дорожка питомника обсажена по обеим сторонам вьющимися розами; но должен сознаться, что посадка сделана очень примитивно; в настоящее время вдоль этой дорожки мы начали устраивать розарий, где рассчитываем сочетать различные вьющиеся розы со штамбовыми и кустовыми так, чтобы это, помимо красоты и представления о силе роста и цветения у нас роз вообще, составляло бы и основательную коллекцию лучших сортов» [3].

003_23.jpg
Массандра. Розовая аллея в Нижнем парке. Открытка начала XX в.



      Из последнего замечания можно сделать вывод, что аллея роз существовала в парке со времен Воронцова, но общепринятое мнение, будто на ней было посажено 900 сортов, не соответствует действительности. Мало того, именно Афанасович явился инициатором трехярусной посадки роз на аллее, о которой мы скажем позднее.

       В сентябре 1890 года управляющего имением «Массандра» В.К.Афанасовича сменяет Иван Яковлевич Шелухин. Огромное парковое хозяйство требовало грамотного специалиста. Главный садовник Ливадии Василий (Вильгельм) Гуф не мог вести садоводство в двух имениях сразу и по причине занятости, и в связи с преклонным возрастом. По просьбе Шелухина в 1892 году в Массандру приезжает известный придворный садовник Карл Федорович Энке. Ознакомившись с ситуацией в Нижнем парке, он принимается за работу. В своем отчете от 5 июня 1892 года он сообщал: «В Массандре шоссировано около 500 саженей дорог и посажено около 3 тысяч вечнозеленых деревьев и кустарников. Места для всех посадок я указал лично. В Массандре, так же как и в Ливадии, работы на открытом воздухе шли всю зиму с небольшими перерывами. Я распорядился, чтобы в Массандре преимущественное внимание обращалось на культуру красивых вечнозеленых и цветущих деревьев и кустарников» [4]. Таким образом, по всей вероятности, Энке тоже «приложил руку» к созданию Розовой аллеи.

       Осенью 1894 года в Ливадии скончался император Александр III, а на следующий год хозяином Массандры стал новый государь Николай Александрович. Начинается новая эпоха в истории Массандры и ее парков. Обе императрицы, и Мария Федоровна, и Александра Федоровна, любили Массандру и часто, будучи в Крыму, приезжали сюда с дочерьми и фрейлинами. Поскольку обе были небезразличны к розам, то этому благородному цветку уделялось особое внимание. Можно назвать четыре основных садовых заведения, откуда в Массандру поступали розы.

       Первое – «Древесные питомники Б.Ф.Штамма» (основано в 1864 г.). Богдан Федорович Штамм был «поставщиком Двора Его Императорского Величества» еще с первых лет владения царской семьей имением «Ливадия». Уже тогда из питомников Штамма в Ливадию и другие удельные имения выписывались семена газонных трав, луковичные растения, саженцы деревьев и кустарников. Впоследствии предприятие перешло к сыновьям Б.Ф.Штамма. Именно в эту пору заведение переквалифицировалось на выращивание роз.

       Древесные питомники С.Р.Роте также продавали розы, причем это садоводство пользовалось популярностью, прежде всего, у обывателей среднего класса. Основанное в 1854 году Рудольфом Федоровичем Роте учреждение за 60 лет своего существования удостоилось 12 золотых медалей на различных выставках. Трижды эти награды вручались за коллекции роз – в 1888, 1891 и 1895 годах. Многочисленные члены семьи Роте также имели собственные питомники, и один из них – Юлия Карловича Роте – занимался исключительно розами.

       Питомник «Садоводство братьев Дайбер» в Одессе имел солидный перечень различных наград – почетные дипломы, золотые и серебряные медали. Ежегодные каталоги пестрели новинками и иллюстрациями роз, предлагаемых для продажи. Особыми отметками выделялись привитые на штамб сорта.

       Но, пожалуй, самым именитым стало предприятие Э.Г.Веркмейстера. Эмиль Георгиевич Веркмейстер владел в Одессе огромным питомником, основанным еще в 1867 году. Именно это предприятие на рубеже XIX-XX столетий стало основным поставщиком роз для императорских резиденций в Крыму. В 1892 году для Нижнего парка было закуплено в садовом заведении Э.Веркмейстера 145 сортов роз [5], в 1898-м – 160 кустов [6]. Все эти розы предварительно размножались путем черенкования в школках, а затем рассаживались на предназначенные для них места.

       Главной достопримечательностью Нижнего парка была розовая аллея. Ее протяженность составляла более 200 метров, а число кустов по разным оценкам приближалось к тысяче. Красота аллеи была не столько в удачно подобранных сортах разного цвета, сколько своей архитектурной композицией. Три яруса роз нависали друг над другом, создавая объемную пространственную декорацию, а задний фон из темно-зеленых хвойных деревьев подчеркивал эту живописную картину. Вот как описывал аллею первый крымский садовод-журналист И.А.Савченко: «Особенным вниманием любителей роз пользуется знаменитая «аллея роз» в нижнем Массандровском парке, где собраны самые редкие и лучшие сорта, причем сочетания различного рода колеров подобрано очень удачно. Так, например, рядом с пунцовой, с черным бархатным отливом, розой посажен куст чайной, красиво оттеняющий первую; далее идет бледно-розовая, затем желто-зеленая и т. д. Розы посажены в таком порядке: по обеим сторонам идут трехсаженной вышины шпалеры вьющихся роз; параллельно им, вперемежку друг с другом, штамбовые и плакучие, под ними кустовые, по 1-2 куста каждого сорта» [7].

004_22.jpg
Массандра. Аллея роз. Фото Веденисова 1907 г. Из фондов Алупкинского
дворцово-паркового музея-заповедника.
(Копирование запрещено. За копирование фотографии будем преследовать)



       А вот отрывок из воспоминаний английской герцогини Игар, посетившей Массандру в 1902 году:
       «В Массандре … есть восхитительный розарий. Розы выглядят, как две стены по обе стороны аллеи. Сзади – Reve d’Ors, поднятые на шпалеры; они достигают высоты семи или восьми футов. <Речь идет о розе ‘Rêve d’Or’ – Авт.> Перед ними – карликовые экземпляры во всех цветах и оттенках, ниже - крошечные розовые и белые деревца не больше фута в высоту. Вся земля у основания розовых кустов устлана фиалками. На заднем плане стоят кипарисы, как могильные часовые….
       Выше по горе есть другой розарий. Здесь розы обучаются расти по проводам, протянутым горизонтально на расстоянии приблизительно фута от земли. Эффектна цветочная листва. Есть большая клумба роз La France, другая – из желтых роз всех оттенков, еще одна – из смеси красных, розовых и белых роз. Клумбы эти, по меньшей мере, сто футов длиной и примерно семьдесят шириной каждая. Этот розовый сад также окружен величественными кипарисами, которые похожи на часовых-гвардейцев, охраняющих гору» [8].

       Ниже публикуем две фотографии розы ‘Rêve d’Or’, которую упоминает в своих мемуарах герцогиня.

005_22.jpg
‘Rêve d’Or’ (Jean-Claude Ducher, France, 1869)


006_19.jpg
‘Rêve d’Or’ (Jean-Claude Ducher, France, 1869)



       Как следует из последней цитаты, аллея – не единственное место в Нижнем парке, где были собраны розы. Если перевести футы в метры, получается, что каждая клумба имела размеры примерно 30 на 20 метров. Из расчета 2 куста роз на 1 квадратный метр, общее число кустов только на этих трех клумбах составляло примерно 3600 кустов. Но и это еще не все. Тот же И.Савченко пишет: «Замечателен по силе роста также 80-летний куст вьющейся розы (Rosa Banksiae alba-lutea). Один и тот же экземпляр несет на себе и белые, и желтые цветы, обвивающие вековые кипарисы, вплоть до самых вершин их» [9].

       Розовая аллея в Нижнем парке была гордостью имения. Вместе с тем ее содержание было очень непростым делом. Чтобы сохранить в неизменности цветовую гамму, требовалось вымерзшие или заболевшие кусты заменять теми же сортами, что росли ранее, а в садовых заведениях, специализирующихся на розах, часто таких сортов уже не было. К тому же на рубеже XIX и XX столетий во Франции и Германии селекционеры выпускали на рынок столько новых сортов роз, что «старые» просто выходили из моды.

       В октябре 1900 года садовник Пантелей Куц отправляет владельцу питомника в Одессе Э.Веркмейстеру письмо, в котором просит выслать 100 экземпляров сорта ‘Rêve d’Or’ и по 2 экземпляра сортов ‘Crimson Rambler’ и ‘Socrate’ [10]. Поясним, что ‘Rêve d’Or’ – роза желтого цвета, используемая в качестве лиан на верхнем, третьем ярусе аллеи, ‘Crimson Rambler’ – плетистые розы ярко-красного цвета, посаженные в начале и конце аллеи, а ‘Socrate’ – сорт кремового оттенка, его располагали в нижнем ярусе.

007_16.jpg
‘Crimson Rambler’ (HMult, неизв. японская селекция, до 1893)



       Эмиль Веркмейстер в ответном письме сообщает, что 100 штук сорта ‘Rêve d’Or’ в наличии нет, но он может выписать из-за границы. Видимо, замена выпавших кустов требовалась спешно, поэтому Куц, получив отказ, пишет письма сразу в два других садовых заведения - К.Ф.Роте и Н.К.Смерчека. Но это были более мелкие поставщики в сравнении с Веркмейстером, поэтому садовник Массандры включает в заказ, помимо сорта ‘Rêve d’Or’, и другие желтые розы, известные в то время – ‘Bouquet d’Or’ и ‘Maréchal Niel’ – с таким расчетом, чтобы общее число кустов равнялось ста [11]. Однако оба садовода отвечают, что роз ‘Rêve d’Or’ нет совсем, поскольку этот сорт не имеет спроса, а требуемого количества других желтых сортов не наберется.

008_16.jpg
‘Bouquet d'Or’ (N, J.-C.Ducher, 1872)


009_15.jpg
‘Maréchal Niel’ (N, Pradel, до 1861)



       Что делать? Вновь садовник рассылает письма, теперь уже в пять питомников, пытаясь заменить отсутствующий сорт ‘Rêve d’Or’ другими похожими сортами и запрашивая теперь более скромные партии [12]. В итоге после длительной переписки пришлось выписывать сорт ‘Maréchal Niel’ - по 5-10 штук от разных поставщиков, хотя он отличался от требуемого и высотой куста, и оттенком желтого цвета, и размером самого цветка.

       Аллея роз в Массандре имела необыкновенную славу, которая распространялась далеко за пределы Крыма. Это было настоящий шедевр садово-паркового искусства. Даже на обложке каталога роз садового заведения Ю.К.Роте в Одессе красовался рисунок, выполненный в виде художественной схемы этой аллеи. В начале прошлого века в книжном магазине Ю.В.Волковой на набережной Ялты продавались открытки с видами розовой аллеи как черно-белые, так и раскрашенные.

010_14.jpg
Массандра. Аллея роз. Открытка 1900 г.
Из фондов Ялтинского историко-литературного музея


011_13.jpg
Массандра. Аллея роз. Открытка 1900-х гг.


012_11.jpg
Массандра. Аллея роз. Открытка 1905 г.


013_12.jpg
Массандра. Аллея роз. Открытка 1910-х гг.



       Разумеется, розы были и в парке Верхней Массандры. Свыше 800 кустов роз было посажено здесь в год окончания строительства дворца. Впрочем, когда в 1903 году родилась идея розария, оказалось, что достаточного количества черенков в питомнике Массандры нет. Ливадия, несмотря на обилие цветников, также не могла предоставить полный ассортимент новейших сортов. Поэтому садовник П.С.Куц предложил выписать розы из садового заведения Эмиля Веркмейстера в Одессе. 5 ноября 1903 года произошло одно из важнейших событий в истории садоводства Массандры – из Одессы прибыли 179 сортов черенками, по одному экземпляру каждого наименования [13]. Массандровского садовника, как следует из документов, интересовали новые сорта селекции 1902-1903 годов (14 наименований), вьющиеся розы (9), чайные и их гибриды (50) и ремонтантные (106). Все полученные растения были размножены в питомнике и в скором времени высажены в разных местах, но большей частью у дворца.

       Слава о прекрасных розах в Массандре очень быстро распространилась по всему Южному берегу Крыма. Устроители разного рода праздничных мероприятий в Ялте пытались заполучить букеты из царского имения, повышая тем самым престиж собственного праздника. То же можно сказать и о местных выставках садоводства.

       В мае 1904 года в Ялте «Обществом сельских хозяйств, садоводов и виноделов» Ялтинского уезда устраивалась выставка роз. Программа выставки достойна того, чтобы привести ее целиком:

       «…К экспонированию с правом участия в конкурсе допускаются розы и живые растения Ялтинского уезда. Экспонаты из других районов – вне конкурса.
       Выставка будет состоять из трех отделов.

I Отдел – резанные розы и другие цветы.
Для премии:
а) наиболее полная коллекция роз всяких видов и сортов;
б) коллекция наилучших роз для больших парков и садов, содержащая до 30 сортов;
в) коллекция лучших сортов для маленького городского садика, содержащая 10-12 сортов;
г) наиболее полная коллекция вьющихся роз;
д) коллекция новейших сортов, количеством не менее 10 (новинки 1900-1904 гг.).
II Отдел – садовые растения:
а) клумба на открытом воздухе;
б) декоративная группа лиственных или цветущих растений.
III Отдел:
а) художественные изделия из живых цветов и зелени;
б) фотографии, чертежи, рисунки, схемы, картограммы, таблицы и прочее.

      Выставка будет проходить в Ялте, по Екатерининской улице на принадлежащей городу площадке, прилегающей к зданию городской публичной библиотеки. Места для экспонатов по их желанию отводятся на открытом воздухе или в закрытом павильоне.
       Плата за места не взимается» [14].

       Приглашения на участие в выставке были разосланы во все имения и садовые заведения Ялтинского уезда, где имелись розы. Ливадия по каким-то причинам участвовать не смогла, а Массандровское отделение ответило на приглашение согласием, попросив забронировать «место под навесом до 2-х квадратных саженей» [15].

       В апреле 1904 года было образовано Ливадийско-Массандровское удельное управление, в состав которого вошли ранее обособленные имения: Массандра, Ай-Даниль, Ливадия, Ореанда, Курпаты, Чукурлар, Кучук-Ламбат, Джемиет, Судакское. Централизация имений, имеющих общее направление хозяйственной деятельности, относительная близость и удобство сообщения, оказались целесообразным и вскоре повысили рентабельность этих хозяйств, прежде всего, их ведущие отрасли – виноградарство, виноделие, табаководство [16]. Начальником вновь образованного Ливадийско-Массандровского удельного управления стал бывший управляющий имения «Массандра» статский советник Владимир Николаевич Качалов.

       Вместе с реорганизацией имений начались и кадровые перемены. Место садовника в Массандре покинул Пантелей Куц, вместо него назначен Антоний Константинович Станкевич [17]. Однако обязанности по плодоводству с него никто не снимал, поэтому Станкевичу пришлось работать «на два фронта».

       Обычно, как это не раз было в Ливадии, каждый новый садовник начинал с заказа новых роз. Так же поступил и Станкевич – от Веркмейстера получено 78 роз в апреле 1907 года [18]. Вместе с ними прибыли и другие растения – всего около 600 саженцев.

       Станкевича особо волновали вопросы сохранности Нижнего парка. Будучи открытым для публичного посещения, парк и раньше подвергался опасности уничтожения и воровства растений, а после революции 1905 года, когда отношение населения к царизму стало массово негативным, парк и вовсе стал превращаться в место пикников и свалки мусора. 11 апреля 1907 года Станкевич пишет докладную записку на имя управляющего следующего содержания:

       «Господа туристы и ялтинские жители, посещающие Массандровский парк в последнее время, стали настолько бесцеремонны, что, не говоря уже о том, когда их никто не видит, но даже в присутствии сторожа и других садовых рабочих обламывают и обрезают ветви драгоценных хвойных и прочих растений и не обращают при том ни малейшего внимания на вежливые просьбы не портить деревья. Некоторые деревья пришлось даже оградить вокруг проволокой. Также бесцеремонно относится публика и к цветущим на грядах луковичным растениям около будки паркового сторожа» [19].

       Видимо, Станкевичу не просто было справляться с двумя отделами сразу. Уже в июне 1908 года он вызывает на переговоры в Ялту помощника старшего садовника Ливадии А.Ф.Новичкова, чтобы уговорить его занять место в Массандре. Таким образом, 7 июня в Массандре появляется новый специалист – Алексей Фокич Новичков.

015_11.jpg
Алексей Фокич Новичков



       К моменту перехода на работу в Массандру Новичков имел необыкновенный авторитет среди владельцев дач и усадеб на Южном берегу Крыма как опытный и знающий садовод, особенно в области культуры роз. За свои заслуги в садоводстве был награжден в 1904 году Малой серебряной медалью на Станиславской ленте, а в 1907 году – Малой серебряной медалью на Аннинской ленте. Последние годы работы в Ливадии Новичков числился старшим помощником главного садовника Эдуарда Ренгера и в его отсутствие выполнял полный объем работы главного садового мастера. Так что предложение о переводе в Массандру было вполне закономерным.

       С первых дней работы Новичков обратил внимание не на кустовые розы, которых в Массандре было достаточно, хотя их ассортимент и требовал пополнения новыми сортами. Плетистые розы, или, как тогда говорили, вьющиеся, составили главную заботу садовода. И тому был резон: именно в первые годы прошлого века французский селекционер Барбье в Орлеане создал целую серию выносливых плетистых сортов, которые с невероятной быстротой распространились по всей Европе. Сегодня до сих пор в некоторых уголках Южного берега Крыма можно встретить те сорта, которые в 1912 году выписывал Новичков для Массандры, а впоследствии были разведены в других имениях побережья.

       Активная деятельность А.Ф.Новичкова в скором времени имела практическую выгоду для имения - питомники стали источником дохода. Организации и частные лица наперебой заказывали в Массандре как декоративные, так и фруктовые деревья. Особо остро встал вопрос о розах. Дело в том, что каталог продаваемых растений Массандры, выпускавшийся с 1895 года, был ориентирован на плодовые деревья. Эти позиции были изложены подробно, с указанием цен и названий сортов каждого вида. Что касается ассортимента декоративных растений, то он не был расписан по видам, - указывалось лишь, что «имеются в продаже пальмы, кипарисы, магнолии, виноградные чубуки, кустарники, розы и т. д.». Как оказалось, именно эта короткая приписка в каталоге вызвала наибольший интерес у публики, желающей приобрести что-либо для собственных садов.

       Вот одно из характерных писем: «Обращались в контору с просьбой выслать каталог роз, получили его, но там указаны кустарники, виноградники, а сорта роз не указаны, а также и цены их, потому обращаемся в Вам с покорнейшей просьбой прислать письмо, в котором прошу указать стоимость каждого куста роз всех сортов, какие только существуют у Вас красного цвета исключительно. Я был в Массандре и запомнил только название «Виктория». И еще прошу написать, можно ли выписать и будет ли расти в петербургском климате ‘Reve d’Or’? Ответ прошу прислать по следующему адресу: С.Петербург, Сестрорецк, дача протоиерея Николая Федоровича Розанова. Февраля, 16 дня 1912 г.» [20].

       Мы не знаем, давал ли Новичков письменные консультации по выращиванию роз, но что касается заказов, то он добросовестно старался выполнить каждую просьбу. В частности, в ответ на приведенное письмо, были отправлены красные розы сортов ‘Général Jacqueminot’ и ‘Souvenir de Thérèse Levet’, а также 5 сортов желтых чайных роз – ‘Étoile de Lyon’, ‘Marie van Houtte’, ‘Souvenir de Pierre Notting’, ‘The Queen’, ‘The Bride’. Как видно из списка, Новичков создал солидный запас сортов желтого цвета, чтобы не происходило казусов с заменой старых роз на розовой аллее, как это случилось в 1900 году при бывшем садовнике.

016_11.jpg
‘Souvenir de Thérèse Levet’ (T, Levet, 1882)


017_10.jpg
‘Marie van Houtte’ (T, Ducher, 1871)


018_8.jpg
‘Souvenir de Pierre Notting’ (T, Soupert & Notting, 1895)



       При А.Ф.Новичкове на аллее появились новые сорта штамбовых роз – ‘Frau Karl Druschki’, ‘Kaiserin Auguste Victoria’, ‘Maman Cochet’, ‘Princesse Radziwill’, ‘Gruss an Teplitz’.

       Новый дворец Массандры, живописные пейзажи, Нижний парк привлекали фотографов и художников. Настоящим «певцом» Крыма в живописи можно назвать художника Иосифа Евстафьевича Крачковского (1854-1914). Мастер лирического пейзажа часто бывал на Южном берегу и несколько своих полотен посвятил Массандре. Помимо картины «Массандровский дворец» его кисти принадлежат такие работы, как «Весна в Крыму. Массандра» (1912), «Осень» (1904), а также небольшая картина «Массандра» (1902), где изображена знаменитая розовая аллея.

019_8.jpg
Массандра. И.Е.Крачковский. 1902 г.



       Тем временем надвигались грозные события. В июне 1914 года, за полтора месяца до начала войны, А.Ф.Новичков успел получить из Берлина от садовода Людвига Шпета посылки с саженцами хвойных растений. Начиная с августа заказы на новые растения пришлось прекратить - наступил период строгой экономии средств, а с Германией разорваны все отношения. Плодовые сады как в Массандре, так и в Ливадии были сданы в аренду татарам.

       Всеобщая мобилизация немедленно отразилась на состоянии Массандровского парка. Несколько сторожей ушли на фронт, оставшиеся просто не справлялись с охраной зеленых насаждений. Садовник пишет рапорт управляющему: «За последние два дня в парке имения «Массандра» наблюдается воровство цветов роз, совершаемое хорошо организованной шайкой воров, состоящей из подростков Воронцовской слободки. Вчерашним ночным обходом двух сторожей прогнано из парка несколько человек воров, которых без ружья не было возможности поймать. Ввиду этого имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство разрешить выдать двум парковым сторожам для острастки и поимки воров по ружью» [21].

       Сегодня даже смешно читать такие жалобы, ведь Новичков не мог предположить, какие события последуют в скором времени, и во что превратится Массандровский парк с его розовой аллей. А предвестия этих перемен уже витали в воздухе. Ливадийско-Массандровское удельное управление целиком было занято производством вина для раненых воинов, все в большем количестве прибывающих в санатории и госпитали Крыма. По указанию из Петербурга в Массандре следовало немедленно наладить посев и сбор лекарственных растений, а также увеличить площади под табаком. Табак требовался для армии в больших количествах, в связи с этим были учреждены государственные конторы по закупке табачного листа у населения. Местные жители мгновенно оценили возможную выгоду, и началась несанкционированная распашка лесных окраин Массандровского парка под табачные плантации - сначала робкая, а со временем все более наглая. На этих же участках, которые в основной своей массе располагались в прибрежной полосе Массандровского парка, стали появляться огороды и временные постройки.

       В 1915 году Крым заполнили беженцы. Воровство винограда и фруктов приняло массовый характер. Не только Массандра, но и Магарач, и Никитский ботанический сад во время созревания урожая подвергались опустошительным набегам. В этих условиях нечего было и думать о цветах и декоративном садоводстве. Наступили тяжелые времена…

       В декабре 1920 года, когда в Крыму окончательно установилась советская власть, была образована новая комиссия при созданном Управлении Южнобережных совхозов в Крыму Крымземотдела Крымревкома. В производственно-организационном плане совхозов «Массандра» и «Ай-Даниль» на 1921 год читаем:

       «Садоводство в совхозе «Массандра» не является промышленной отраслью хозяйства и существует исключительно в целях сохранения и поддержания в порядке имеющегося парка. Парк расположен в нижней части совхоза, занимая площадь около 86 десятин, разбит в стиле английских парков с зарослями дикорастущих вековых дубов, грабов, кленов, кизила, можжевельников и прочего. В центральной части парка имеются искусственные насаждения декоративных растений, главным образом кипарисов, итальянских сосен, кедров, магнолий, маслин, лавра, палевого дерева, бамбуков, португальского лавра, вечнозеленой калины, лавровишни, роз, буксусов, туй, павловний и проч., а также и роща сладких каштанов, около 200 деревьев посадки 1840-х годов. В парке же находится и питомник декоративных растений на 2 десятинах. Питомник рассчитан на выгонку до 50 000 штук саженцев. В парке имеется водонапорный бассейн емкостью в 5000 ведер и небольшая водопроводная сеть. Большая часть парка поливается открытыми канавами» [22].

       15 июля 1921 года А.Ф.Новичков в дополнение к этому документу пишет:

       «Каштаны дают до 80 пудов ежегодно. Искусственные посадки занимают 4 десятины. В Нижнем парке имеется 4 сторожки, 10 парников, 2 небольшие простые теплицы, 1 сарай для хранения клубневых растений, 2 кладовых для инструментов, жилое помещение для садовника и старшего садового рабочего. Штат парка – 11 человек. Кроме них есть сезонные рабочие – 15 человек. 2 сторожа-поливальщика и 2 сторожа при воротах, а также ходит ежедневно вооруженный патруль из 3-4 милиционеров. В парке есть 12 десятин полян с сенокосом. Питомник содержит 8-15-20-летние растения: кипарисы, бамбуки, сосны, пихты, ели, жасмины, оливы, пробковые дубы, туи, магнолии, лавры, лавровишни, жимолости, юкки, можжевельники, пальмы, розы, гранаты, португальские лавры, пампасская трава» [23].

       В 1920-х годах партийные и советские руководящие органы все меньше и меньше обращали внимание на декоративное садоводство в Массандре. В 1926 году газета «Красный Крым» писала: «Один из лучших в Крыму, один из лучших в Союзе, один из лучших в Европе – Массандровский парк погибает. На месте драгоценной – единственной в Крыму каштановой рощи – разводят табак» [24].

       В этом же 1926 году Ялтинская комиссия по горно-санитарной охране курортов Крыма направила в Наркомат Рабоче-Крестьянской Инспекции РСФСР документ под названием «Об угрожающем положении Южного берега Крыма как всесоюзной здравницы» [25].

       О Массандровском парке в письме сказано буквально следующее: «Массандровский парк комиссия нашла в самом плачевном состоянии, которое явилось следствием желания Крымвинделправления за счет этого самого лучшего на Южном берегу Крыма парка расширить площадь своих виноградников и использовать землю парка под сельскохозяйственные культуры. Редкие деревья, как, например, веллингтония, усыхают из-за отсутствия поливки и ухода. Запущена аллея роз. Каштановая роща вырублена. Среди парка уничтожены поляны лугов – на их месте Крымвинделправлением разделаны табачные плантации» [26].

      . С грустью наблюдал Алексей Фокич Новичков, как уничтожают все то, чему он посвятил 14 лет своей жизни в Массандре, но что он мог сделать? Новичкову в Массандре делать отныне было просто нечего, и он перешел на работу в Никитский ботанический сад (в 1927 году).

       В период немецкой оккупации парком никто не занимался, его даже не охраняли. Верхняя Массандра, как государственное сельскохозяйственное имение № 40, было сдано в аренду под огороды и сенокос, вернее его часть площадью 6 га. Такой договор действовал с января 1943 года между Массандрой и государственным имением № 102 курортно-санаторного хозяйства «Ливадия» Ялтинского района [27].

       Известный специалист-дендролог А.И.Колесников, исследовав парки Средней и Нижней Массандры в 1949 году, пришел к выводу, что «в архитектурном отношении они не представляют большого интереса, можно лишь отметить оригинальную группу хвойных, собранных в парке Нижней Массандры, выделяющуюся разнообразием форм» [28].

       В 1961 году часть Массандровского парка передали Ялтинскому «Курортзеленстрою». Бригада под руководством Антонины Николаевны Кузнецовой много сделала для спасения деревьев и восстановления былой красоты композиций. Была даже реанимирована розовая аллея: куртины выложены декоративным камнем, высажены современные сорта чайно-гибридных роз. Спасли и секвойю, и некоторые другие старые деревья, посаженные еще при Воронцове. Произведены новые посадки атласских и ливанских кедров, пихт, кипарисов – всего более 1000 деревьев и 20 000 кустарников. Вытоптанные участки пришлось засевать газонной травой. Устроены терренкуры, установлены скамейки и урны. В 1966 году началось строительство цветочной оранжереи на 600 квадратных метров [29]. К сожалению, мы не имеем фотографий Розовой аллеи этого периода.

020_9.jpg
Кузнецова Антонина Николаевна



       Настоящим бедствием для Массандровского парка стал распад СССР в 1991 году. Финансирование озеленительных организаций прекратилось, наиболее активная часть кадрового состава озеленителей ушла в предпринимательство. Отсутствие ухода за парком немедленно отразилось на его состоянии. А вскоре пришла еще одна беда: в парке поселилась целая колония бомжей, зарабатывавших выкопкой и продажей растений.

       На месте, где когда-то была Розовая аллея, не сохранилось ни одной розы. Только каменные полукольца по обе стороны от дорожки напоминают о существовании здесь аллеи роз. Да кипарисы-часовые, которыми восхищалась герцогиня Игар.

081.jpg
Бывшая Розовая аллея в парке. Фото 2013 г.


082.jpg
Кипарисы вдоль Розовой аллеи. Фото 2013 г.



Литература и источники:



1. Архив НБС-ННЦ. Оп. 1. Д. 103. Л. 26 об.
2. Архив НБС-ННЦ. Оп. 1. Д. 109. Л. б/н.
3. Афанасович В.К. Северный житель на Южном берегу Крыма // Вестник Садоводства, Плодоводства и Огородничества. – СПб., 1890, № 4 – С. 85.
4. ГААРК. Ф. 78. Оп. 1. Д. 11. Л. 67-68.
5. Пальчикова А.П. Массандра. Дворец. Парк. Усадьба. Очерк-путеводитель. – Симферополь: СОНАТ, 2003. – С. 148.
6. ГААРК. Ф. 78. Оп. 1. Д. 99. Л. б/н.
7. Савченко И. Розариумы на Южном берегу Крыма. // Записки Симферопольского отдела Императорского Российского Общества Садоводства. – Симферополь, 1911. Вып. 117. – С. 478.
8. Eagar M. Six Years at Russian Court. - London, 1906.
9. Савченко И. Массандровский парк и его достопримечательности. // Садовод. Ростов-на-Дону, 1908, № 1-2. – С. 178-179.
10. ГААРК. Ф. 78. Оп. 1. Д. 99. Л. б/н.
11. Там же.
12. Там же.
13. ГААРК. Ф. 78. Оп. 1. Д. 224. Л. 60.
14. ГААРК. Ф. 78. Оп. 1. Д. 224. Л. 132.
15. ГААРК. Ф. 78. Оп. 1. Д. 224. Л. 124.
16. Тимофеева И.В. Ливадийско-Массандровское удельное управление в период «первого большевизма». Эксперименты новой власти. – Рукопись.
17. ГААРК. Ф. 78. Оп. 1. Д. 224. Л. 321.
18. ГААРК. Ф. 78. Оп. 1. Д. 224. Л. 352.
19. ГААРК. Ф. 78. Оп. 1. Д. 224. Л. 348.
20. ГААРК. Ф. 78. Оп. 1. Д. 357. Л. 24.
21. ГААРК. Ф. 78. Оп. 1. Д. 357. Л. 318.
22. ГААРК. Ф. 78. Оп. 1. Д. 222. Л. 402.
23. Там же.
24. Газета «Красный Крым». 19 июня 1926 г. № 138 (1655).
25. ГААРК. Р-1128. Оп. 2. Д. 639. Л. 3-6.
26. Там же.
27. ГААРК. Ф. Р-1473. Оп. 1. Д. 5. Л. 1-25.
28. Колесников А.И. Архитектура парков Крыма и Кавказа. – М., Гос. изд-во архитектуры, 1949.
29. «Курортная газета». 21 января 1966 г. № 14 (6195).


Спасибо за Ваш труд!