Роза 'Генерал Корольков'. Rose ‘Général Korolkov’ (HP, Soupert & Notting, 1875)



Роза 'Генерал Корольков'




Ю.Арбатская, К.Вихляев




       Роза ‘Général Korolkov’ (HP, Soupert & Notting, 1875) создана Супером и Ноттингом в 1875 году. Если другая «русская» роза этих оригинаторов - ‘Général Schablikine’ - широко известна любителям-садоводам, то сорт ‘Général Korolkov’, мы считаем, незаслуженно забыт, хотя его качественные характеристики не менее замечательны.

general_korolkov.jpg
‘Général Korolkov’ (HP, Soupert & Notting, 1875)



       Сорт ремонтантный, имеет средние или крупные цветы темно-красного или малинового колера, обладающие сильным ароматом. Иногда окраска может меняться в зависимости от времени года и климата. Цветы махровые, полные (26-40 лепестков), чашевидной формы. Высота куста до 1,5 м, диаметр – 90 см. Одним из родительских сортов является ‘Baron de Bonstetten’ (HP, Jean-Pierre Liabaud, 1871) – великолепный ремонтантный сорт, который в свое время посадил Антон Павлович Чехов на Белой даче в Ялте. Роза ‘Général Korolkov’ имеет синонимы – ‘Eugène Fürst’ и ‘Prince Eugène’.

       Николай Иванович Корольков (1837-1906) так же, как и генерал Анненков, которому тоже посвящена роза, прославился во времена службы в Туркестанском крае, причем он оказался в этой малоизученной русскими местности гораздо раньше Анненкова. Уже в 1873 году Корольков, будучи командиром 3-го Западно-Сибирского линейного батальона, побывал со своей частью в Средней Азии. В 1877-м его назначают начальником Ташкентского военного госпиталя, на следующий год – начальником Зеравшанского округа. В 1884 году генерал-майор Корольков – командир 4-й Туркестанской линейной бригады, с 1887-го – военный губернатор и командующий войсками Ферганской области, а с 1893 по 1905-й – бессменный военный губернатор Сыр-Дарьинской области. Таким образом, Николай Иванович из 43 лет военной службы 32 года провел в Средней Азии и, конечно, знал эти места как никто другой.

       Начало азиатского периода службы Николая Ивановича совпало по времени с необыкновенным интересом к изучению флоры России на ее окраинах: в Сибири, на Дальнем Востоке, Кавказе и Урале. Уже в 1869 году при пяти русских университетах (в Санкт-Петербурге, Киеве, Харькове, Одессе и Казани) были учреждены общества естествоиспытателей. По уставам этих обществ одна из главных целей их деятельности состояла в подробном изучении «всех трех царств природы» в губерниях того округа, к которому принадлежит университет. За первые десять лет деятельности этих обществ был собран богатейший материал по флоре различных местностей европейской части России.

       Однако опыт показал, что подобные общества или отдельные ученые не в состоянии охватить всю громадную территорию Российской империи. К тому же ботанические экспедиции требовалось повторять вновь и вновь, проводились они, как правило, на средства университетов, и первоначальный энтузиазм обществ стал постепенно спадать. Тогда пришла идея привлечь к собирательству ботанических образцов на местах «образованную публику». В газетах были опубликованы рекомендации ученых-ботаников о правилах сбора и сушки растений. Но и этот порыв со временем зачах, хотя, безусловно, дал определенные результаты. Итог этому движению подвел 6-й съезд русских естествоиспытателей и врачей в 1879 году.

       Нужно отдать справедливость и отдельным ученым-энтузиастам, которые приложили немало сил к исследованиям растительного мира России: в Крыму это был Стевен, в Московской губернии – Кауфман, на Украине – Черняев, в Поволжье – Клаус и т. д. Из числа учреждений, принимавших наиболее деятельное участие в изучении флоры, следует отметить Императорскую Академию Наук (Санкт-Петербург), императорские Ботанические сады (Санкт-Петербург и Крым), Русское географическое общество и Российское общество садоводства.

       Главный интерес этих учреждений в 1870-х годах сосредоточился на Средней Азии, где исторически сложилось так, что значительную роль в исследовании этого региона сыграл ботаник-любитель, человек незаурядных способностей и отваги, генерал-лейтенант Николай Иванович Корольков.

korolkov_n.i.jpeg
Генерал Н.И. Корольков, губернатор Сыр-Дарьинской области.
Фото 1880-х гг.



       На его личные средства были снаряжены несколько экспедиций в районы Ташкент - Фергана, в горную часть Алтая, на Памир. Он и сам принимал участие в некоторых походах. Собранные под его руководством местные растения переправлялись в Санкт-Петербург, где директор Императорского Ботанического сада Эдуард Регель регистрировал их и определял принадлежность к тому или иному классу. Все эти образцы были новинками для ботанического сообщества, а потому им присваивались новые названия. Так, в частности, появились боярышник Королькова (Crataegus korolkowii), эремурус Королькова (Eremurus korolkowii), шалфей Королькова (Salvia korolkowii), тюльпан Королькова (Tulipa korolkowii), софора Королькова (Sophora korolkowii), шафран Королькова (Crocus korolkowii), экзохорда Королькова (Exochorda korolkowii Lav.). Все эти названия были даны в честь неутомимого исследователя Средней Азии Эдуардом Регелем.

       Совершенно новое растение, найденное Корольковым, было названо ‘Корольковия’ (Korolkowia sewerzowii). Первоначально, правда, Регель описал это растение как вид рябчика, а затем, в 1873 году выделил в особый монотипный род, назвав его в честь генерала.

korolkoviya_severcova.jpg
Korolkowia sewerzowii


shalfey_korolkova.jpg
Шалфей Королькова (Salvia korolkowii)



       Николай Иванович не только занимался изучением эндемиков, но и много содействовал развитию садоводства в подчиненной ему области. Он заложил питомник для распространения растений в садах русских переселенцев, а впоследствии разбил великолепный сад при своем доме [1]. Его примеру последовали и другие русские любители-садоводы, устраивая свои сады в «европейском вкусе». В Ташкенте, Самарканде, Фергане, Верном (ныне Алматы) уже в 1890-х годах существовало множество садов и парков, где, по русскому обычаю, проходили праздники и массовые гуляния. В городских скверах играла музыка, и все азиатские города того времени, как писал Регель, представляли собою «один сплошной сад, который издалека приветствует путешественника» [2].

       Главной проблемой при разведении садов в Средней Азии было создание систем орошения с помощью многочисленных искусственных арыков. Но при наличии финансовых средств, а у русских колонизаторов их хватало, эти трудности с успехом преодолевались. Если удавалось наладить полив, хозяева выращивали не только местные виды овощей и фруктов, но и создавали изящные декоративные пейзажи, где встречались растения из Китая, Японии и даже Америки и Австралии. Единственной проблемой, которую до конца так и не удалось разрешить, была нехватка садовников и специалистов по декоративному садоводству, поскольку местное население, хотя и лояльно относилось к русским, но к обучению не стремилось.

       Самое, пожалуй, значительное событие, имеющее прямое отношение к нашей теме, связано с именем парижского садовода Вильморена. Мы уже упоминали, что Корольков часто отправлял семена местных растений в разные ботанические сады мира. Одна из таких посылок однажды пришла и на имя Вильморена. В ней оказалась целая коллекция семян туркестанских дикорастущих роз. Впоследствии Морис Вильморен передал черенки выращенных из семян роз в дар Жюлю Граверо, основателю первого в мире музея Лей-ле-Роз, откуда эти дикие виды были распространены по другим садам. Этот факт настолько очаровал люксембургских селекционеров Супера и Ноттинга, что они посвятили генералу свою розу ‘Général Korolkov’. К сожалению, дикорастущие туркестанские виды, собранные Корольковым, почти нигде в Европе не сохранились.

       В 1905 году под влиянием революционных событий в России в Туркестане активизировались местные жители, и Королькову, человеку «старой формации» и защитнику интересов узбеков, пришлось оставить свой пост:

       «Корольков был прекрасно образованный, мягкий и сердечный человек. Он считался выдающимся ботаником, и имя его на этом поприще известно было в Европе. Но продолжительная служба утомила его, а преклонные годы надорвали его силы и энергию. Последние годы он почти не интересовался делами своей области, что не могло не отразиться неблагоприятно на управлении. Но многое ему прощалось, потому что он пользовался всегда общими симпатиями и любовью. Он наконец сам догадался, что ему пора уступить свое место другому, и ушел, сохранив общее уважение. Вместо него был назначен молодой генерал Федотов» [3].

       11 мая 1905 года генерал Корольков ушел в отставку и уехал в Петербург. Менее чем через год (13 февраля 1906 г.) Николай Иванович умер в столице Российской империи, где и был похоронен.

Литература и источники:

1. Регель Э. Садоводство в Туркестанском крае // Вестник Императорского Российского Общества Садоводства. – СПб., 1881. С. 184.
2. Там же.
3. Федоров Г.П. Моя служба в Туркестанском крае (1870-1910 года). // Исторический вестник - 1913, № 11.