Крымская война в названиях французских роз



Крымская война в названиях французских роз




Ю.Арбатская, К.Вихляев




       Для русского человека Крымская война 1853-1856 годов воспринимается как война оборонительная, как защита Отечества. В соответствии с этими представлениями мы и оцениваем подвиги русских солдат и офицеров. Попробуем взглянуть на события, происходящие под Севастополем, глазами французов, точнее французских садоводов, получающих сведения о войне исключительно из газет того времени. Для них эта война стала славой французского оружия, точно так же, как поход русских войск против Наполеона, вплоть до взятия Парижа, явился для российского обывателя славой русского оружия.

       Для начала вкратце восстановим ход исторических событий. Поводом к войне послужил спор о ключах от святых мест в Палестине между католиками и православными. Султан передал ключи от Вифлеемского храма от православных греков католикам, интересы которых защищал император Франции Наполеон III. Русский император Николай I потребовал от Турции признания его покровителем всех православных подданных Оттоманской империи. 26 июня 1853 года он объявил о вступлении русских войск в Дунайские княжества, заявив, что выведет их оттуда только после удовлетворения турками русских требований.

       14 июля Турция обратилась с нотой протеста против действий России к другим великим державам и получила от них заверения в поддержке. 16 октября Турция объявила России войну, а 9 ноября последовал императорский манифест об объявлении Россией войны Турции. В этой войне у Великобритании, как союзника Турции, был свой стратегический интерес: Англия стремилась к вытеснению России с черноморского побережья Кавказа и из Закавказья. Император Франции Наполеон III, хотя и не разделял планов англичан по ослаблению России, считая их чрезмерными, поддержал войну с Россией как реванш за 1812 год и как средство укрепления своей личной власти.

       В ходе последовавших боевых действий союзникам удалось, используя техническое отставание русских войск и нерешительность русского командования, сконцентрировать количественно и качественно превосходящие силы армии и флота на Черном море.

       К концу 1854 года союзники сосредоточили у Севастополя более 100 тысяч солдат и около 500 орудий. Они вели интенсивный обстрел городских укреплений. Англичане и французы предпринимали атаки местного значения для захвата отдельных позиций, защитники города отвечали вылазками в тыл осаждающих. В феврале 1855 года союзные силы под Севастополем возросли до 120 тысяч человек, и началась подготовка к генеральному штурму. Главный удар предполагалось нанести по Малахову кургану, господствовавшему над городом. Севастопольцы, в свою очередь, особенно сильно укрепляли подступы к этой высоте, прекрасно понимая ее стратегическое значение.

       В период с 9 апреля по 18 июня Севастополь был подвергнут четырем интенсивным бомбардировкам. После этого 44 тысячи солдат союзных войск пошли на штурм Корабельной стороны. Им противостояли 20 тысяч русских солдат и матросов. Тяжелые бои продолжались несколько дней, но англо-французским войскам и на этот раз не удалось прорваться. Однако непрерывные обстрелы продолжали истощать силы осажденных.

       9 сентября начался генеральный штурм Севастополя. 60 тысяч союзных войск, преимущественно французских, атаковали крепость. Им удалось взять Малахов курган. Сознавая бесполезность дальнейшего сопротивления, главнокомандующий русской армией в Крыму генерал Горчаков отдал приказ оставить Южную сторону Севастополя, взорвав портовые сооружения, укрепления, склады с боеприпасами и затопив уцелевшие суда.

       В составе англо-французских войск было несколько выдающихся полководцев. Осадные работы возглавлял французский инженер генерал Ниель, сконцентрировав все внимание на Малаховом кургане. Общее командование штурмом осуществлял французский генерал Жан-Жак Пелисье, сменивший генерала Канробера. Все трое, возвратившись после войны во Францию, стали маршалами, а Пелисье, кроме того, был удостоен титула герцога Малаховского (Duc de Malakoff).

       Французские садоводы отреагировали на события Крымской, или, как ее называют во Франции, Восточной войны, несколькими новыми розами. Одна из них называется ‘Знамя Севастополя’ – ‘Etendard de Sébastopol’ (HP, Jean-Claude Ducher, 1856), которую вывел Жан-Клод Дюше. Роза не сохранилась. Известно лишь, что она принадлежала к группе ремонтантных сортов. Роза посвящена присвоению знамени 3-го егерского Африканского полка французской армии имени «Севастополь», который участвовал во взятии Малахова кургана. Такую же почетную запись получило и знамя 11-го морского артиллерийского полка.

etendard_du_11e_regiment_dartillerie_de_marine.jpg.jpg
Полковое знамя 11-го морского артиллерийского полка



Другая роза получила название ‘Огонь Инкермана’ – ‘Feu d’Inkermann’ (HP, Robert & Moreau, 1857). И эта ремонтантная роза не сохранилась. Сорт назван французскими селекционерами Робером и Моро в честь битвы при Инкермане. Стремясь сорвать планировавшийся союзниками штурм Севастополя, 5 ноября 1854 года русские войска атаковали англичан под Инкерманом. В развернувшемся сражении наша армия сначала имела успех; но приход французского подкрепления переломил ход сражения в пользу союзников. Особенно эффективно действовала французская артиллерия. Именно успехам французских артиллеристов и посвящена роза ‘Огонь Инкермана’.

inkermann.jpg
Инкерманская битва. Дэвид Роулэндс. 1850-е гг.



       Роза ‘Maréchal Canrobert’ (HP, Jean Pernet père, 1863) названа Жаном Перне в честь генерала (впоследствии маршала) Франсуа Канробера, руководившего французскими войсками до передачи командования генералу Пелисье. Сорт ремонтантный, цвет – розовый. Не сохранился.

canrobert.jpg
Маршал Франсуа Канробер. Фото 1890-х гг.



       Генералу Жан-Жаку Пелисье посвящено две розы. Одна из них получила название ‘Général Pélissier’ (HP, Jean-Claude Ducher, 1855); роза не сохранилась. Другая выведена лионским садоводом Плантье под названием ‘Duc de Malakoff’ (HP, Plantier, 1856) – ‘Герцог Малаховский’. И этот сорт также утерян. Любопытный факт: оказывается, после войны сын маршала Пелисье приезжал в Крым, чтобы приобрести участок земли для строительства. Дело о продаже французскому подданному П.Пелисье «пустопорожнего места в I-й части г. Севастополя» в 1866-1868 годах имеется в Государственном архиве республики Крым в Симферополе.

aimable_pelissier_photo_1855.jpg
Маршал Жан-Жак Пелисье, герцог Малаховский. Фото 1855 г.



       Самая интересная история связана с розой ‘Tour de Malakoff’ (C, Soupert & Notting, 1856). Она, как утверждают французские историки ботаники, названа в честь знаменитой «Малаховой Башни», построенной богатым предприимчивым трактирщиком Александром Шовело, который использовал громкую славу битвы на Малаховом кургане под Севастополем в коммерческих целях. В 1855 году в пригороде Парижа он построил 50-метровую башню в «русском стиле», которая возвышалась над кварталом и тем самым привлекала любопытных посетителей. Стены каждого этажа знаменитого трактира были украшены портретами французских офицеров и солдат, что отличились в боях в Крымской войне 1853-1856 годов. Башня была взорвана французами во время осады Парижа в 1870 году, так как служила ориентиром для немецкой артиллерии.

la-tour-malakoff-malakoff_0.jpg
«Малахова башня» в Париже на улице Дофин. Литография XIX в.



       В конце XIX века в этом районе возникло много новых жилых домов, и в 1883 году президентом Франции Жюлем Греви был подписан указ об образовании нового кантона с названием «Малахов». Сейчас Малахов – современный пригород Парижа с населением более 30 тысяч жителей. В центре городка разместился отель «La Tour».

photo-hotel.php__0.jpg
Отель «La Tour» в городе Малахов (Франция). Фото 2006 г.



       Однако город Малахов и его предшественница «Малахова Башня» – не единственное место, которое могло дать основание для названия розы Супера и Ноттинга.

       В 1856 году в деревне Сермизель (Бургундия, Франция) на высокой горе по инициативе аббата Планяра была построена восьмиугольная деревянная башня, получившая после известных событий название «La Tour Malakoff». Жители деревни возвели башню в благодарность Деве Марии (праздник Рождества Святой Девы Марии 6 сентября совпал с днем взятия Малахова кургана в 1855 г.) с надеждой на возвращение сыновей деревни Сермизель живыми и невредимыми из далекого Крыма.

sermizelles-tour_malakoff.jpg
«Малахова Башня» в Сермизеле. Фото 2002 г.



       Впоследствии башня стала каменной. Высота ее 8,5 метра. На вершине башни установлена статуя Девы Марии высотой 2,5 метра, а сбоку пристроена небольшая молельня с деревянным алтарем.

       Рассказывают, что солдаты из деревни Сермизель все вернулись домой, а сын владельцев местного замка, Тор де Креси, который в чине капитана сражался под Севастополем, был тяжело ранен, попал в плен и скончался 23 марта 1856 года.

       В целом за прошедшие 150 лет со времени Крымской войны появилось столько «малаховых башен», что это название стало нарицательным. Все, что напоминает башню и сильно выбивается из общего ландшафта, стали называть «Малаховой башней». В настоящее время власти Парижа планируют построить новую «Малахову Башню», высотой в 180 метров. Проект уже готов, и архитекторы предполагают, что новое здание существенно повлияет на архитектурный облик столицы, как в свое время повлияла «Малахова Башня» на облик пригорода Парижа в XIX веке.

       Зная о том, что французы очень часто путались в русских именах и географических названиях, мы можем предположить, что название розы ‘Tour de Malakoff’ может дословно означать «Курган Малахова», тем более что во французском языке слово «tour» переводится еще и как «виток, оборот, объезд», то есть «то, что нужно объезжать». Впрочем, в любом случае речь идет о событиях под Севастополем, а значит, роза так или иначе связана с событиями в России.

       Удивительно, но роза ‘Tour de Malakoff’ сохранилась до настоящего времени и сейчас украшает многие розарии мира. Она имеет раскидистую, высокую форму куста (высота 2-2,5 м, диаметр 1,5-2 м), цветет некрупными махровыми цветами, отличается сильным ароматом. Сорт относится к группе центифольных роз, часто называемых «столепестковыми» из-за обилия лепестков. Цветение одноразовое, весной или ранним летом.

rose_tour_de_malakoff_5.jpg
‘Tour de Malakoff’ (C, Soupert & Notting, 1856)


rose_tour_de_malakoff_1.jpg
‘Tour de Malakoff’ (C, Soupert & Notting, 1856)



       Любопытно, что из первых трех роз, созданных Супером и Ноттингом, две имели «русские» названия - ‘Tour de Malakoff’ и ‘Duc de Constantine’. Вторая названа в честь великого князя Константина Николаевича. Третья именовалась ‘La Noblesse’ (‘Дворянство’, 1856), и вполне возможно, тоже имеет «русские корни». Все три сорта сохранились и имеют примерно одинаковую окраску цветов и форму куста.

       Завершая рассказ о Крымской войне, отметим еще одну розу. Называется она ‘Maréchal Niel’ и посвящена маршалу Ниелю. Автор розы не известен, хотя в некоторых источниках указываются Анри и Жиро Прадель (отец и сын).

rose_marechal_niel_3.jpg
‘Maréchal Niel’ (N, неизв. автор, до 1857)


niel_1859_lgi.jpg
Генерал Ниель. Фотогравюра 1857 г.



       По поводу принадлежности сорта к какой-либо группе однозначных мнений тоже нет. Сорт относят и к нуазетовым розам, и к чайным, и к чайно-нуазетовым, и к чайным клаймингам (обозначается как T, Cl.). Куст высотой 305-450 см, с диаметром до 185 см. Цветы крупные, махровые, чашевидной или шаровидной формы, желтого цвета. Цветение повторное. Имеет аромат чайной розы.

      О детективной истории, связанной с этой розой, и различных версиях в отношении авторства розы можно прочесть здесь.

       Итак, семь сортов, посвященных драматическим событиям, связанным с историей взаимоотношений России и Франции, занимают почетное место в нашем Русском Историческом Розарии. Однако между двумя этими странами был и период дружественных отношений, о чем свидетельствует другой наш очерк.