Черный монах

За солнцем не видать миров соседних,
Невидимому видимым не стать,
Покуда не появится посредник –
Великой ночи каменная стать.
Сей великан – колосс тысячерукий –
Приходит не с обычной сменой дня,
А изнутри, взяв душу на поруки,
Как из пучины моря – из меня.
Он в капюшоне черного монаха,
Расталкивая звезды по пути,
Ведет меня за руку в царство страха,
Где что-то, но должно произойти.
Какие-то бормочем заклинанья,
Минуя пустотелых чисел круг,
И небо праотеческого знанья
Лавиною окатывает вдруг.
В нем так внутриутробно защищенно,
Что жутко возвращение домой,
Но страх не себя – за мир лощеный,
Кичащийся своей величиной.
Та песня страха бьет меня навылет,
И, раненый, я возвращаюсь в день
Распеться так, чтобы от песни взвыли
Все те, кому шагнуть за солнце лень.
Над миром с ослепительным размахом
Восходит диск, о вечности трубя,
И капюшон, оставленный монахом,
Я робко примеряю на себя.