Дом Meilland. Часть 1. Роза столетия. ('Gloria Dei')





Ю.Арбатская, К.Вихляев






"Для меня и моей семьи не было ничего более важного, чем создание
розы мира, во всяком случае, для моего поколения".
Ален Мейян

        Эта история началась с записи в толстой тетради пятизначного номера: 3-35-40… Это не номер телефона и не код секретной службы. Это кодовое название розы, шифр одного из результатов скрещивания. Это номер маленького сеянца, проросшего из одного из сотен семян, содержащихся в одном плоде, результат многолетней, глубоко продуманной селекции. 3-35-40 – это третья комбинация, сделанная в 1935 году, и это – сороковое растение из пятидесяти полученных сеянцев.
        «3-35-40» родился 15 июня 1935 года в результате скрещивания, отцовским растением в котором был сорт "Margaret McGredy", созданный селекционером McGredy, а материнским – безымянный сеянец, имеющий сложное происхождение (см. схему)

.

        Главная привлекательность полученного сеянца заключалась в его огромных махровых цветках необыкновенной окраски, их золотисто-желтые лепестки были более темными к центру, а края их по мере распускания окрашивались в ярко-розовые тона. «3-35-40» показался селекционерам необычайно интересным, но имел всего три глазка (почки), пригодных для прививки. Из этих трех глазков два погибают, и лишь один (!) приживается и развивается в саженец. Сколько случайностей должно было соединиться в одной точке, чтобы родилась та роза, которая станет «розой столетия»?

        Итак, 1935 год. «Родители» розы, французские селекционеры Антуан и Френсис Мейян, живущие недалеко от Лиона, не могут нарадоваться. Цветок оказывается очень крупным, густомахровым, с многочисленными лепестками. Его удлиненный бутон при распускании окрашивается сначала в зеленовато-желтый цвет, затем в золотисто-желтый и, наконец, при полном роспуске, края лепестков приобретают ярко-розовую окраску. Глянцевые крупные листья остаются здоровыми и декоративными, куст высокий, красивой правильной формы, очень устойчив к неблагоприятным погодным условиям, вредителям и болезням. Для 30-х годов ХХ века полученная вариация – настоящий прорыв в селекции роз. Мейяны активно размножают «3-35-40» и демонстрируют посетителям, интересующимся новинками селекции, сорт у всех вызывает восхищение. В июне 1939 года Мейяны принимают у себя всех ведущих производителей роз, своих лучших клиентов и иностранных друзей. Посетители забрасывают фирму заказами, с тем, чтобы испытать новый сорт в своих странах, наблюдая за его ростом и развитием в различных условиях. Немецкие друзья-розоводы желают Мейянам огромных успехов и надеются, что разведение нового сорта послужит укреплению сотрудничества между двумя странами. Таким образом, летом 1939 года на основании многочисленных заказов была размножена большая партия этих роз.

Антуан и Клаудиа Мейян с сыном Фрэнсисом

        3 сентября 1939 года, сразу после вторжения в Польшу немецкой армии, Франция и Англия объявляют войну Германии. Во Франции начинается мобилизация в действующую армию. К счастью, Френсис Мейян оказывается непригодным к строевой службе по причине состояния здоровья – у него язва желудка. Он продолжает свою работу и посылает прививки «3-35-40» в необходимых количествах в Турцию, Германию и Италию, всем корреспондентам, которые их заказывали. Сколько их прибывает к местам назначения? Каковы оценки производителей? Война разрывает все связи. Френсис даже не знает, были ли прививки доставлены на железнодорожные станции или погибли в пути. В военное время людям не до роз.
        А на фирме Мейянов Антуан, вдовец Клаудии, Френсис, их сын, его новая жена Луизетта Паолино и бабушка Дженни - все продолжают работать. Им помогают только старый садовник и четырнадцатилетний ученик. Никто и не помышляет о выращивании роз. Они нуждаются и, чтобы выжить, сажают овощи. Розы заменены капустой и тыквами. Но скрещивания все равно продолжаются, несмотря на канонаду, доносящуюся до их маленького городка Тассен под Лионом.
       В военное время страдают не только люди. Из-за нарушения агротехнических работ в окрестностях Лиона в опасном количестве развелись вредители. Французские власти решают остановить распространение одного из вредоносных насекомых полным уничтожением древесных питомников в пределах ограниченного периметра, в который попадает Тассен. Френсису приходится срочно убеждать власти, что необходимо провести повторный эффективный контроль за численностью насекомого под наблюдением инспекторов Министерства сельского хозяйства. Плантации были спасены.
       В мае 1940 года, когда немцы вторглись во Францию и военная кампания во Франции была в самом разгаре, родился Ален, сын Френсиса и Луизетты. Его первыми детскими воспоминаниями были паника, беспокойство и залпы орудий.

       Во время войны никогда не существует уверенности в завтрашнем дне. 11 ноября 1942 года Германия, оккупировавшая уже север Франции и ее западное побережье, стремительно развивает свое вторжение на оставшиеся территории в ответ на высадку союзников в Северной Африке. В этот день американский консул, г. Джордж Виттингилл, находящийся в Лионе, вынужден срочно покинуть страну и возвратиться в Соединенные Штаты. Он в спешном порядке собирается в Лиссабон, где его будет ожидать транспорт. Как он нашел время, чтобы вызвать Френсиса и взять у него пакет для переправки в Соединенные Штаты? Это одна из тайн, вокруг истории «3-35-40». Небольшой пакет, адресованный американскому розоводу Роберту Пайлу, содержал прививки нового сорта розы. Но достигнет ли он адресата? В те годы ни в чем нельзя было быть уверенным. Даже добраться до Лиссабона уже было непросто.

       Ноябрь 1943 года. Городок Тассен находится в зоне оккупации, война продолжается. Карточки на продукты и товары первой необходимости – удел всех семей. А у Френсиса еще и свой враг – насекомое. Министерство сельского хозяйства вновь объявляет, что все зараженные фруктовые и садоводческие питомники должны быть сожжены. Что делать? В течение одного дня Френсис формирует делегацию владельцев питомников и они отправляются в Париж, в министерство. Путешествие во Франции в 1943 году по железной дороге – крайне непростое дело. Но Френсис реагирует немедленно, он противостоит закону силой своих аргументов и тратит целых три дня, убеждая своих коллег, служащих в министерстве. Какие замечательные аргументы он приводит, отстаивая свою правоту? Он добивается, чтобы уничтожение розовых кустов было отменено, при условии, что все насаждения будут регулярно обследоваться против вредителей, а уничтоженные плодовые и декоративные питомники будут возмещены их владельцам компенсациями. Так, несмотря ни на что, Френсис и его семья продолжали выращивать розы под бомбами. И это не беспечность, не эгоизм. Среди всех происходивших вокруг злодеяний, каждодневная работа и изумительные розы были для Мейянов единственным способом избежать отчаяния. Как мужественный человек, Френсис не мог допустить уничтожение семейного предприятия, плодов труда многих поколений династии, даже в таких страшных исторических обстоятельствах.

       6 июня 1944 года союзники высаживаются в Нормандии, вселяя надежду в неизбежное скорое освобождение. 15 августа 1944 года американцы, англичане, канадцы и французы высаживаются на побережье Прованса. Новости приходят противоречивые, чередуя тревоги и радости: «Мыс Антиб в центре сражений, мыс Антиб в огне…». Жена Луизетта волнуется за своих родителей, и Френсис садится на велосипед и крутит педали от Лиона до Антиб, чтобы узнать обо всем лично. Нет никаких телефонов, нет никакого другого способа узнать новости, кроме как отправиться туда. Дороги запружены военными и беженцами, настроение у всех радостное, - пусть война еще не выиграна, но Франция освобождена. А на мысе Антиб никакой войны, просто цветочный рай и приют мира. В семье Паолино радостно приветствуют зятя, кормят его и отправляют обратно к жене с хорошими новостями. Он возвращается вместе с американскими солдатами, которые направляются через Лион на восток Франции, к границам Германии. В 1944 году француз, который хорошо говорит по-английски – редкость. Это позволяет Френсису проехать часть пути в грузовике с американскими боеприпасами.

        Наступает день, когда Франция полностью освобождена союзниками и силами французского Сопротивления под командованием генерала де Голля. Мейяны, наконец, получают первые письма от своих иностранных друзей, которые очень опасались за жизни Мейянов, слишком тревожными были новости из Франции. Но теперь приходят только хорошие вести, в том числе и о сорте «3-35-40». Прививки, оказывается, достигли своего назначения и в Германии, и в Италии, и даже последняя дипломатическая посылка попала в Новый Свет. Роза «3-35-40» оказалась необыкновенно удачливой и везде получила счастливые имена.

       Во Франции, Антуан и Френсис, очень довольные новым сортом, назвали его именем, очень для них дорогим - 'Madame Antoine Meilland' – это имя их жены и матери, которая умерла в 1932 году. Кем же была мадам Мейян? Нежная и веселая Клаудиа Дабриуил, единственная дочь Френсиса Дабриуила и Мэри Рембо, внучка Джозефа Рембо, ребенок из большой «розовой» династии, детство которой прошло в заботах о любимых ею розах. Еще девочкой она уже умеет делать из них такие прекрасные свежие букеты, что они востребованы по всем самым торжественным случаям. Она сама продает свои восхитительные букеты на набережной Св. Антония в Лионе, куда каждый день возит их на своем муле. Клаудиа помогает отцу ухаживать за розами. Она сама учится печатать на машинке и высылает каталоги роз всем желающим их получить любителям, среди них и Франческо Паолино из Антиб. Клаудиа живет с мечтами о солнце и золотом цвете мимоз, она любит радостные цвета и, прежде всего, оттенки солнца, оттенки бледного золота, искрящиеся лучами надежды. Эта самая Клаудиа и станет женой Антуана Мейана, а он, кроме своей любви и страсти к розам, подарит ей дружную семью Мейянов во главе с удивительной бабушкой Дженни. Клаудиа станет матерью того самого самоотверженного Френсиса Мейяна. Клаудиа - 'Madame Antoine Meilland' – роза, желтая от радости, с розовым оттенком любви. Это символ огромной любви двух мужчин к своей жене и матери.

Клаудиа Дубреил

       В Италии «3-35-40» оказывается в 1939 году, в период правления Муссолини, в тяжелые военные дни. Какое же имя дали ей итальянцы? Вопреки всем ужасам войны они дали ей название, которое полностью удовлетворило бы Клаудию, - 'Gioia', что переводится как «Радость». Просто и великолепно.
       В Германию сорт «3-35-40» прибывает в том же году, в дом садовников, которые мечтали когда-то вместе с Мейяном, чтобы все друзья собирались в Тассене каждый год, чтобы говорить о розах вне границ и вне войн. Немцы дают саженцу имя, которое обрекает розу на бессмертие: 'Gloria Dei; – 'Слава Бога'. Внушительное название для горстки лепестков. Название, которое, несомненно, понравилось бы Антуану Мейяну. Немецкие розоводы не только сумели испытать сорт в собственном саду, но даже наладили продажу розы под этим именем по всей гитлеровской Германии. Было весьма небезопасно игнорировать «всевышнего бога войны» фюрера, дав такое название какому-то цветку. Слава Богу, «3-35-40» и здесь удачно преодолел все препятствия. Действительно, этот цветок должен был быть даром свыше. Но и это еще не все.

Gloria Dei b.JPG

       Как только Франция была освобождена, наконец, появились новости из Америки, из той Америки, где среди сообщений относительно войны в Европе было и такое: "Лион снесен с лица земли". Американские друзья были сильно взволнованы, но продолжали надеяться. И вот письмо из США приносит известие Мейянам, что маленький пакет, который был в багаже американского консула, не только достиг Лиссабона, но и доставлен за океан. Мало того, что прививки пережили поездку, но и достигли своего адресата - Роберта Пайла, который позаботился о них. Вот что пишет он в своем письме: "Мои глаза ослеплены, я восхищен огромной желтой канарейкой, обрамленной пунцовым ореолом. Это так великолепно, полно обещания, и я уже уверен, что это будет самая величайшая роза столетия".

       Самая величайшая роза столетия! Создать такую розу - мечта любого селекционера! Как же Америка окрестила эту изумительную розу? 'Peace' - 'Мир'! Надо полагать, что роза, имеющая такое название, должна не только вызывать необыкновенное восхищение, но и пробуждать в людях прекрасные чувства, вселять надежды на лучшее. 'Радость', 'Слава Бога' и 'Мир'. Фрэнсис Мейян принимает все эти названия. Они все понравились бы Клаудии, поскольку они все представляют собой больше чем название, они несут самые благородные посылы.

       Мы снова в 1944. Франция освобождена, война ведется на немецкой территории и в Tихом океане. Письмо Роберта Пайла объявляет, что Американское Розовое Общество, отметив все необыкновенные качества новой розы, которая имеет номер "3-35-40", уверено относительно ее будущего успеха и соглашается организовать ее презентацию. Официальное крещение намечено на 29 апреля 1945, дату открытия выставки Tихоокеанского Розового Общества в Пасадене, штат Калифорния. Но ведь 29 апреля 1945 г. – это дата падения Берлина, конец войны в Европе! Для розы с именем 'Мир' разве такие совпадения случайны?

       Но история нашей розы на этом не закончилась, хотя судьба ее до этого момента - уже замечательная история. Ее триумфальное шествие по планете в качестве посланницы мира продолжилось 8 мая 1945 года, в день, когда Германия подписала капитуляцию. Сорок девять делегатов конференции, собравшиеся в Потсдаме по поводу создания будущей Организации Объединенных Наций, находят на своих столах розу 'Peace' - послание мира от Секретаря Американского Розового Общества. В августе 1945 г. роза 'Peace' награждается премией от Всеамериканского бюро розовой селекции, и в этот же день заканчивается война с Японией. Месяц спустя, в день подписания мирного договора с Японией, роза 'Peace' удостаивается высшей награды Американского Розового Общества – Золотой медали. Опять совпадения? Но все эти мероприятия были запланированы за несколько месяцев до их реализации!
Дальше последовала нескончаемая череда наград и призов: звание «Золотой Розы» на выставке в Гааге в 1965 г., занесение навечно в Зал Славы по решению Всемирной Федерации Розовых Обществ в 1976 г., премия «За садовые заслуги» от Королевского Садоводческого Общества в 1993 г.
       Роза 'Peace' впоследствии стала родоначальницей целого ряда других всемирно известных сортов чайно-гибридных роз, таких как 'Принцесса Монако', 'Берлин', 'Прием гостей в саду', 'Золотая корона', 'Огненный мир', 'Любовь и мир', 'Королевская высота', 'Говорящее солнце', 'Тропикана' и многих других. Как видно, в именах потомков навсегда отпечаталось возвышенное название своей предшественницы.
       В 50-х годах селекционерами разных стран, независимо друг отдруга, выведена новая разновидность этого сорта – плетистая роза 'Gloria Dei Climbing'. Она сохранила все достоинства своей сестры, но при этом приобрела свойства лианы. Удивительная роза!

       Благодаря своему открытию, Френсис Мейян превратился в одночасье из разоренного войной бедного энтузиаста в преуспевающего человека. Роза спасла и своего «родителя». Дело в том, что Роберт Пайл, получивший пакет с саженцами, был не только розоводом-любителем, но и талантливым бизнесменом. Будучи президентом Федерации Садоводческих Обществ США, он сумел создать целый концерн по разведению и распространению розы. Пригласив Френсиса Мейяна в Соединенные Штаты, Роберт Пайл с благодарностью отнесся к своему коллеге. Первым делом он подарил Френсису очень дорогой автомобиль «Шевроле», с радио и отоплением, оплатив пересылку машины из США во Францию на корабле через океан. Но самое главное, что сделал Пайл, это то, что, запатентовав изобретение Мейяна, он гарантировал французскому селекционеру процентные отчисления с каждого проданного растения фирмой Пайла. Успех продажи 'Мира' только на территории Соединенных Штатов был таким, что эти отчисления позволили Мейяну осуществить давнюю мечту: основать раздельные розоводческие предприятия в Доме Мейянов – по производству и продаже роз и по выведению новых сортов. Сам же Френсис всегда хотел посвятить себя целиком селекции.

Френсис мейян и Роберт Пайл у "Шевроле"

        В 1995 году ООН праздновала пятьдесят лет своего существования. "Peace" также. Теперь выросло новое поколение Мейянов – Ален Мейян и сыновья. Когда Генеральный секретарь ООН Боутрос-Гали открывал в Женеве молодежный симпозиум по свободе и безопасности в мире, на который съехались молодые люди из ста пятидесяти стран планеты, Ален на глазах своего сына, который держал флаг ООН, представлял делегатам символ мира всего двадцатого столетия - розу, созданную Фрэнсисом Мейяном. Он говорил о розе, рожденной во время войны, розе, которая избежала уничтожения самым невероятным образом, розе, которая является самой жизнью. Молодые люди были тронуты ценностью символа, неизвестного большинству из них. Они также были покорены способом, который Организация Объединенных Наций выбрала для того, чтобы донести послание мира будущим поколениям. Мир, как и роза, должны существовать вечно.

Френсис Мейян и роза 'Мир'

       Вот что сам Фрэнсис говорил о своем "детище": «Это, конечно, очень большое удовлетворение для садовника - думать о миллионах людей, которые склонялись над изумительным цветком, что ты вообразил и создал. Представьте на мгновение, что все те тысячи кустарников роз, распространенных во всем мире происходят из одного семени, не больше булавочной головки, которое при невнимании могло бы быть потеряно. Могло случиться, что это семя стало бы пищей для мыши, или даже позже, когда оно уже стало прекрасным, тонким растением, оно могло быть уничтожено насекомыми. Но судьба этой розы была предрешена: именно ей предстояло быть размноженной по всему миру, и сейчас ее можно найти всюду, как в маленьком саду, так и в роскошных розариях, или просто рядом с крестами на кладбищах».
       Таким образом, в мире уже более 70 лет существует непревзойденная роза, которая имеет целых четыре названия, каждое из которых достойно того, чтобы быть именем «розы столетия».

peace.jpg






Очень интересная статья, столько исторической информации! Спасибо!

Очень познавательная статья, спасибо.уход за фиалками