проза

Паук

        Проснувшись, пенсионер Николай Петрович лежал на диване и думал о судьбах страны. Вдруг он увидел на потолке паука. Паук мирно шел себе по своим паучьим делам и никого не трогал. Но Николая Петровича это спокойствие возмутило до глубины души.

Слово

      Слово рыскало по Вселенной. Куда ни приткнется – везде чужое. Как та пылинка, помнишь? Малюсенькое слово, всего одна буква, а тоже живое существо, - тепла требует, ласки.
      Однажды, вконец измучившись, придумалось слову стать центром всего. Пусть, - думает, - все вокруг меня вращается, тогда и мне блукать не надо.
      Стоило только пожелать и, словно по щучьему велению, мир изменился. Все соломинки, лужи и звезды стали тянуться к слову, признаваться в любви и верности. И такая искренность звучала в этих песнях, что слово почувствовало себя началом. Стало оно надуваться от гордости и собственной важности и со временем стало таким огромным, что весь космос оказался внутри этого слова. В тщеславии никто слово не обвинял, даже наоборот, все жили в мире и согласии.
      Так продолжалось довольно долго, покуда не стало слову скучно. И решило слово создать человека, так сказать, по образу и подобию. Предварительно эксперимент прошел на живности всякой. Получилось.
      «И вышел человек, и поверил в величие Отца своего, и поклонился Ему», - так будет впоследствии сказано в одной из священных книг.
      И стало слово Богом.

      Давным-давно жило-было слово, – коротенькое, невзрачное, всего-то одна буква, - «я». Но об этом никто уже и не помнит.

Гриб на плацу

1

      Рядовой Иван Стынга охранял сверхсекретный объект. Стоял-стоял, а потом подумал: «А на хрена мне все это надо?». Бросил автомат и пошел домой. «С того дня, - будут утверждать учебники истории, - было навсегда покончено с войнами на Земле». Но Иван, вспомнив про трибунал, через пять минут вернулся, забрал автомат и отдал свой долг Родине до конца. Правда, в учебнике об этом умолчат.

СИАМ – JAZZ

      Первые минуты убеждают, что Таиланд – это сауна. Круглосуточная, круглогодичная. Кондиционеры, поэтому, везде, а любовь тайцев к ним – на грани исступления. После самолета задохнулся от жары, а в автобусе замерз: плюс десять градусов. Водитель только радуется, - хорошо! Присмотрелся, а на ногах у него – мешочки со льдом. Слава Богу, свитер недалеко.