Дневник

Денисовы сады и сад Капуцинского монастыря в Брно (Чехия)



Денисовы сады и сад Капуцинского монастыря в Брно (Чехия)


Юта Арбатская, Константин Вихляев

       Брно - город в Южной Моравии, бывшая столица Моравии с 1641 по 1928 год. Это второй по величине город в Чехии после Праги. Во времена владения Габсбургов (1526-1918) в городе разбиты многочисленные сады и парки, а округа Брно изобиловала фруктовыми садами и виноградниками.


0001_4.jpg

Рай



Я почувствовал сладкий, дурманящий запах сандала
И увидел чужую звезду над белесым песком.
Всё, что ты так отчаянно в снежной Москве загадала,
Обернулось кокосовым раем под Южным крестом.

Он пророс в нашей памяти чем-то душистым и пряным,
Поучающей сказкой из жизни драконов и нимф,
Где слоны вслух читают стихи любопытным землянам,
И над каждою бабочкой явственно светится нимб.

Детям севера птичий язык не понятен и труден,
Но мы честно пытались постичь их житейский коан.
С каждым днем становились отчетливей шепоты Будды,
И тщеты штукатурку Индийский смывал океан.

Мы старались запомнить все двери, раскрытые настежь,
Где друзей не зовут, а светло и задумчиво ждут,
Рыбакам помогали чинить стометровые снасти,
Уважая их честный, опасный и каторжный труд,

Обучали мальцов мастерить голубей из бумаги,
Местным грузчикам пели Высоцкого по вечерам,
А они нас катали на шаткой своей колымаге
И всегда улыбались, как самым бесценным дарам.

И открылось, что рай - не обитель небесных угодий,
Не страна сладкозвучных, невидимых ангельских труб,
Он - туман, что в глазах у влюбленных клочьями бродит,
Он – дыхание нежных и пылких обветренных губ.

Он - в кабине шофера повис ожерельем цветочным,
Он танцует красивым загаром на милом плече,
Он в Москве и в Калуге, и в этом стихе полуночном,
И в напомнившем об Индонезии лунном луче.



Генрих Фейшнер (из неопубликованных воспоминаний Е.С.Арбатской)



Генрих Фейшнер


(из неопубликованных воспоминаний Е.С.Арбатской)

       В моей папке с многочисленными афишами выступлений Юры Арбатского есть несколько программок и одна афиша, присланные из Таллина, столицы Эстонии. Самые ранние из них датированы воскресеньем 24 января 1937 года. В этот день в концертном зале торгово-промышленной палаты тремя музыкантами было исполнено несколько произведений для кларнета, альта и фагота. Организаторами концерта выступили Павел Пресников и Генрих Фейшнер, а в программе были заявлены произведения Игоря Стравинского, самого Генриха Фейшнера и Пауля Гиндемита. В самом конце стояла фамилия моего Юры! Ведь выступать последним - необычайно почетно. При составлении концертов в конце обычно выступают самые сильные, самые яркие и любимые зрителями артисты. Кроме того, быть в одной компании с Игорем Стравинским, гремевшим на весь мир своими балетами, - это признание таланта Юры как композитора! Исполнялось его трио для кларнета, альта и фагота, то есть одна из дипломных вещей, написанных во времена учебы в Лейпциге еще в 1932 году.

Отчет о фестивале «Возьмемся за руки, друзья!» в Нижнем Тагиле 13-14 мая 2017 г.



Отчет о фестивале «Возьмемся за руки, друзья!»
в Нижнем Тагиле 13-14 мая 2017 г.




Константин Вихляев




       Куда только ни забросит судьба человека, везде можно найти единомышленников и соратников. Достаточно набраться смелости, преодолеть лень, и вот уже появляется круг новых знакомств, новых друзей, которые общаются при помощи гитары и своих душевных поэтических откровений.

       Для меня, жителя юга, Урал представлялся далеким краем, куда я вряд ли когда-нибудь выберусь. Что обычно возникает перед глазами при слове «Урал»? Сказки Бажова, самоцветы, дымящиеся трубы заводов-гигантов, дикая и суровая природа, холод и жуткая экология. Так, во всяком случае, нам подает телевизор, хотя некоторые представления сложились еще в детстве.

001_66.jpg
Нижний Тагил. Фото из Интернета


Арбатская Ю., Вихляев К. Ялта. Площадь Советская. Хроника озеленения в открытках и фотографиях



Ялта. Площадь Советская. Хроника озеленения
в открытках и фотографиях




Арбатская Ю., Вихляев К.

       Площадь Советская в Ялте не может похвастать изысками и декоративным убранством в плане озеленения, скорее можно говорить только о работе цветоводов. Но и здесь, увы, информации крайне мало по причине уничтожения архива РСУ зеленого строительства. Таким образом, публикуемый ниже материал будет представлен в виде рестроспективного фотоотчета, собранного из личного архива автора и фотографий и открыток, опубликованных в Интернете. Большим подспорьем в деле сбора иллюстраций стала страничка «Старая Ялта» в Фейсбуке, которую ведет замечательный энтузиаст истории родного города Лариса Лысова.

       До 1960-х годов на месте площади Советской находилась нефтебаза, а еще раньше - до революции - эта территория входила в состав Мордвиновского парка. Нефтебаза занимала довольно большое пространство, где основными сооружениями являлись наливные цистерны для хранения нефтепродуктов.

0001_yalta_1956.jpg
Ялтинский рыбокомбинат. Слева за ним - нефтебаза. Фото 1956 г.


Роза ‘Воспоминание о Княгине Александре Святополк-Четвертинской’. Rose ‘Souvenir de la Princesse Alexandra Swiatopolk-Czetwertinsky’ (T, Ketten Frères, Luxembourg, 1901)



Роза ‘Воспоминание о Княгине Александре
Святополк-Четвертинской’
Rose ‘Souvenir de la Princesse Alexandra Swiatopolk-
Czetwertinsky’ (T, Ketten Frères, Luxembourg, 1901)




Yu. Arbatsky, K. Vikhlyaev




       Роза ‘Souvenir de la Princesse Alexandra Swiatopolk-Czetwertinsky’ выделяется из всего списка садовых роз, когда-либо выведенных в мире, самым длинным названием за всю историю селекции. Этот чайный сорт создан люксембургскими садоводами братьями Кеттен в 1901 году и посвящен княгине Александре Григорьевне Святополк-Четвертинской (1851-1899), урожденной Есиповой.

       Роза на территории Европы нами не обнаружена, но в каталогах садовых заведений Австралии она числится, правда под другим названием - ‘Souvenir de la Princesse Alexis Swiatopolk-Czetwertinsky’ [1]. С течением времени, как уже часто бывало с «русскими» розами, женское имя Александра трансформировалось в мужское - Алексей, хотя слово «княгиня» сохранилось. Сегодня этот сорт в мировом классификаторе так и значится - под двумя названиями [2].

Роза Звегинцова. Rosa Zweginzowii. History & People



Происхождение названия розы Звегинцова - Rosa sweginzowii




Yu. Arbatsky, K.Vikhlyaev




       С именем Александра Ивановича Звегинцова связано название дикорастущей розы Rosa sweginzowii. Европейским специалистам по истории роз практически не известно это имя, хотя в классификаторе дикорастущих видов существуют несколько вариаций этого шиповника: Rosa sweginzowii var. Grandulosa, Rosa sweginzowii var. inermis, Rosa sweginzowii var. stevensii, Rosa sweginzowii var. Sweginzowii, Rosa sweginzowii ‘Macrocarpa’. Достаточно сказать, что в известной книге Джанфранко Финеши, в главе об этимологии видовых таксонов в культуре розы, напротив Sweginzowii значится следующее объяснение: «название этой розы, интродуцированной из Китая в 1909 году и используемой работниками питомников, вероятно, имеет отношение к имени ботаника (польского?); такое трудно произносимое название, вероятно, связано с орфографической ошибкой в написании слова» [1].
       Если бы наш виртуальный розарий можно было воплотить в реальность, то роза Звегинцова сильно выделялась бы из общего ряда на «генеральской аллее». Дело в том, что все сорта, описываемые нами прежде, являются садовыми гибридами, выведенными селекционным путем, а роза Звегинцова – дикорастущий дальневосточный шиповник, который назван в честь его первооткрывателя. Об этом неизвестном «польском ботанике» и пойдет речь далее.

Роза 'Графиня Орлова'. Rose ‘Comtesse Orloff’ (N, Vibert, 1824)



Роза 'Графиня Орлова'. Rose ‘Comtesse Orloff’ (N, Vibert, 1824)



       Роза ‘Граф Орлов’ (‘Comte Orloff’, N, Vibert) выведена в 1824 году Жаном-Пьером Вибером. К сожалению, ни в одном из справочников не указывается дата создания розы, да и о ней самой нет почти никаких сведений. Американский специалист по истории культуры розы Брент Дикерсон в своей книге «Old Rose Informant» (1998) сорт ‘Comte Orloff’ относит к нуазетовым с «неопределенной датой» создания. Роза посвящена одному из виднейших аристократов своего времени - графу Григорию Владимировичу Орлову.

       Другой сорт назывался ‘Графиня Орлова’ (‘Comtesse Orloff’, N, Vibert, 1824). Он выведен в 1824 году Жаном-Пьером Вибером и, судя по старым документам, принадлежал к группе нуазетовых роз. Сорт утерян, но известно, что он назван в честь супруги Орлова, графини Анны Ивановны Орловой (урожденной Салтыковой), фрейлины Екатерины II, наследницы подмосковной усадьбы Марфино.