Дневник

Таможня. Поезд Одесса – Москва



На той стороне – день,
На этой земле – ночь,
На той стороне сын,
На этой земле – дочь,

На этих часах пять,
На той стороне – шесть,
А время идет вспять,
А поезд стоит здесь.

На той стороне – снег,
А здесь этот снег – дождь,
И каждый несет грех,
И в каждой душе дрожь.

И рыщет в купе волк
В надежде собрать дань,
И этих волков – полк,
А значит, дела – дрянь,

Но грустно скрипит лес,
И в сущности все – хлам,
Ведь кто-то умрет здесь,
А кто-то умрет там.

Поскольку в глазах страх,
То каждый из нас - псих,
И если здесь бьют в пах,
То там уже – под дых.

На той стороне – день,
На этой еще ночь,
На той – не поет сын,
На этой – не спит дочь,

А я не пою тут
И буду не спать там,
Поскольку у всех зуд
Дороги не в тот храм.



Синопсис книги "Влюбленная в Россию. По воспоминаниям Елены Сергеевны Арбатской"



Синопсис


Юта Арбатская, Константин Вихляев


Влюбленная в Россию. По воспоминаниям Елены Сергеевны Арбатской




       Одинокая жительница Симферополя, Елена Сергеевна Арбатская, в день своего 72-летия начинает писать собственные мемуары, используя разрозненные записи в дневниках и многочисленные фотографии из семейного архива.
       Повествование начинается с истории семьи и наиболее ярких страниц из жизни родных. Ее отец - кавалерист, генерал, командир лейб-гвардии Драгунского полка, дед по отцовской линии - видный военачальник, а дед по материнской линии служил директором Департамента полиции Российской империи. Отец в 1914 году отправляется на фронт, а с началом революции оказывается в Добровольческой армии. «Всю свою взрослую жизнь я задавалась вопросом: как отец мог воевать против русских, будучи в армии Деникина? Об этом я постоянно спрашивала братьев, но они тоже не могли дать вразумительный ответ. Находясь в эмиграции, отец всегда говорил, что он присягал царю, и ни красным, ни белым не служил. Как же согласовать это утверждение со службой в Добровольческой армии?».

Первые дни на чужой земле. Королевство СХС



Отрывок из книги "Влюбленная в Россию. По воспоминаниям Елены
Сергеевны Арбатской"




Юта Арбатская, Константин Вихляев




       «Габсбург» с русскими эмигрантами, где находилась и наша семья, отошел от Новороссийска. Две ночи и день шли до Босфора. Кормили нас в трюме английские власти - давали в сутки по куску сыра, наподобие голландского, несколько сухих галет и кипяток из машинного отделения. Света в трюме почти нет, беженцы разместились семьями на железном полу. Кто-то зажег свечи. Кругом баулы, сундуки, корзины, спящие и больные люди, многие с детьми. Вши плодятся с фантастической скоростью. В трюме - ужасы, интриги и ссоры. С каждым часом все больше росло сознание непоправимости и безумства свершившегося. Никто не знал, куда мы едем и зачем.

Арбатская Ю., Вихляев К. Ялта. Приморский парк. История


Статья написана летом 2013 года.

       Описание Приморского парка, сделанное в 1964 году Волошиным в его брошюре «Парки Крыма», всеми интернет-ресурсами переписано под копирку, и авторы интернет-страничек не обременяют себя поисками и собственными исследованиями. Поэтому мы решили написать собственный материал, который наверняка также будет скопирован и опубликован без указания источника. Вполне осознаем это, но пройти мимо интересной истории не можем.

primorsky_park_yalta.jpg
Уголок Приморского парка. Фото 2011 г.


Отчет по фестивалю "Осенняя Ялта - 2015"




       Закончился фестиваль авторской песни «Осенняя Ялта – 2015». Знатоки подсчитали, что это был 26-й по счету фестиваль. Из них последние 12 прошли при моем непосредственном участии. (12 лет - цикл. Не пора ли заканчивать?).

valerij_verbitsky_and_alexander_sofronoff.jpg
Валерий Вербицкий и Александр Софронов


Революция сознания. Крымский вектор




       В Крыму, в Севастополе живет удивительный человек. Зовут его Виталий Анатольевич Гох. Кандидат технических наук, профессор. Двадцать лет назад это имя ничего не говорило ученому миру, теперь же его знают во всех странах. Его открытия - феноменальны, а выводы - фантастичны. Вот, например, небольшой репортаж 2010 года, помещенный в газете «Новый Севастополь».
http://new-sebastopol.com/news/gizn/Vitaliy_Goh____Pod_Sevastopolem___og...

gokh.jpg

Виталий Анатольевич Гох


Революция сознания. Часть вторая



26 сентября 2015 г.



       Мои размышления - это всего лишь гипотезы, субъективное видение ситуации. Я смотрю на происходящее с точки зрения собственной модели мира, и таких моделей ровно столько, сколько людей на планете. Поэтому принимать за аксиому то, что я сейчас буду писать ниже, нельзя. Еще раз подчеркиваю, это моя личная версия объяснения перемен, происходящих прямо на моих глазах.

       В прошлый раз я писал о Боге (Вселенной), пытаясь посмотреть на земную цивилизацию Его глазами. Основной посыл предыдущего поста - донести до читателя, что ЛЮБОЕ ИЗМЕНЕНИЕ - ВО БЛАГО, будь это на уровне психики одного человека или целого государства. Другой важный тезис - это необходимость революции сознания в планетарном масштабе. Нужна встряска, причем кардинальная и желательно перманентная. Получилась следующая гипотеза: выжить может только тот, кто готов принять самые катастрофические, самые взрывные изменения окружающего мира. Одним словом, тот, кто не боится потерь.

       Давайте подумаем, какие государства к этому наиболее готовы? Кто в последние хотя бы 100 лет (то есть в пределах 4-х поколений) вынужден был изменяться, приспосабливаться, терять и страдать больше других?

Революция сознания



15 сентября 2015 г.



     Мне почему-то в последнее время часто вспоминается фраза из песни Андрея Козловского «земля больна человеком». Человечество погрязло в пороках, люди паразитируют на теле прекрасной планеты, созданной не ими: роют, взрывают, дымят, перекачивают кровь планеты с одного места в другое по собственному алчному разумению, не считаясь с законами природы. При этом создают религии, которыми прикрывают собственные гнусные действия. Одним словом, мир висит вверх тормашками.

     У меня есть устойчивое ощущение, что все мы летим в тартарары, и конец уже близок. Наверное, не только у меня. На душе скверно, особенно от осознания собственной беспомощности. Что, например, я лично могу сделать, чтобы изменить мир? Слова, которые я сейчас пишу, не дойдут даже до сотого читателя, поскольку у нас возникла новая общность - цивилизация писателей. Читателей нет. А те, что пишут скабрезные комментарии на чужое мнение, страдают комплексом нереализованного тщеславия и, как правило, не видят дальше собственного носа.

     У меня в душе буря вопросов. Будет война или нет? Что делать в этом случае? Идти воевать или спасаться? На чью сторону становиться, если не нравятся ни те, ни другие? Почему, в конце концов, происходит это в нашей стране, а не в Африке или Океании? Мы что, мало претерпели? Неужели после всех войн, революций и репрессий мы не заслужили покоя?