Дневник

Чатыр-Даг



В позвонках седого Тавра
Чатыр-Даг, чернее мавра,
Плыл подобием кентавра
В белой шапке январей.
Я внизу фигуркой нэцке
Сел на камень по-турецки,
Наливаю, чтоб согреться,
Сам собою - хан Гирей.

Крым весёлый, перехожий,
Мы с тобой почти похожи,
Только я чуть-чуть моложе,
Но под кожей тоже - йог.
Небо в губы ты целуешь,
Кровь красотами волнуешь,
Научи, коль не ревнуешь,
Чтоб и я пленять так смог.

Прямо здесь, у Чатыр-Дага,
Я готов служить дворнягой,
За дворовою ватагой
Мчаться наперегонки.
Или в каменном узоре
Расплескаться Чёрным морем,
Чтоб далече, за Босфором,
Мной томились моряки.

«Чтобы стать кому-то нужным, -
Отвечал владыка южный, -
Обрати обиды в дружбы,
А поступки - в майский дождь.
Улыбнётся серый камень,
Кто-то вдруг взмахнёт крылами,
Брызнут звёзды под ногами,
И тогда пленять начнёшь».

Разметав с вершины пластырь,
Ветер, туч великий пастырь,
Кипарисовый фломастер
Мне в порыве наклонил,
Влез в карманы воровато,
Перешёл на moderato,
И снежинкой в два карата
Он меня благословил.

Так садись со мной, налей же,
Родниковый князь светлейший.
Ты, трава, зелёной гейшей
Приласкай меня весной,
Чтобы мне тобой напиться,
Тихой мудростью разжиться
И навек во всё влюбиться,
И проститься с головой.

Вот и всё. Спасибо магу,
Чародею - Чатыр-Дагу,
Аю-Дагу, Кара-Дагу
За возвышенный покой.
Я внизу уже не нэцке,
Весь набух орехом грецким
И, смахнув слезу по-детски,
Ухожу пленять собой.



Зима в Крыму



Январь. Который день течёт,
А всё равно светло и славно,
Твоей сонливости – почёт,
Моей бессоннице – подавно.

Дожди выводят кренделя,
Струясь из облачной эмали,
К ним руки тянут тополя,
Как будто что-то потеряли.

Опережая бег воды,
Неискушенный в сумасбродстве,
Я тороплюсь на все лады
Спеть тополиное сиротство.

По мокрой ниточке двора
С чудесным именем апреля
Стекает листьев детвора
В свои крещенские купели,

Любая ямка копит их,
И, налепляясь друг на друга,
Они подобьем золотых
Монеток станут кладом юга.

Тот клад не нужен никому,
Никто сокровища не стащит.
Гляжу в окно. Зима в Крыму,
И веет дух животворящий.



Роза 'Княгиня Мария Щербатова'. Rose ‘Princesse Marie Scherbatoff’ (HT, 1913)



Роза 'Княгиня Мария Щербатова'


Юта Арбатская, Константин Вихляев

       Роза ‘Princesse Marie Scherbatoff’ создана садоводами из Люксембурга Жаном Супером и Пьером Ноттингом в 1913 году. Роза не сохранилась, известно лишь, что она была насыщенно желтого колера и имела крупные махровые цветы. Сорт принадлежал к чайно-гибридной группе. Материнскими сортами являлись ‘Madame Mélanie Soupert’ и ‘Lady Ashtown’.

       Эта роза – последняя из «русских» роз зарубежных селекционеров перед Первой мировой войной и революцией 1917 года. Образно говоря, она – как бы последний взмах руки уходящей эпохи, печальное «прощай» безвозвратно утерянного мира русского дворянства. Пройдет каких-то 30 лет, и вновь появятся «русские» названия роз в Англии, Франции, США, но эти розы будут уже принадлежать двум различным Россиям – миру русской эмиграции и миру страны Советов. Новые посвящения, как и сами миры, станут разительно несхожи ни в названиях роз, ни в самом подходе к названиям. Об этом мы надеемся когда-нибудь написать отдельную книгу, а пока речь пойдет о «прощальной» розе эпохи, точнее о ее прототипе. Последние дни княгини Марии Щербатовой стали реальным воплощением того ужаса и трагизма, который царил в те годы в агонизирующей царской России. Впрочем, начало истории жизни княгини не предвещало ничего опасного.

Роза 'Генеральша Мария Раевская'. ‘Générale Marie Raievsky’ (HP, Ketten Frères, 1911)



Генеральша Мария Раевская


Юта Арбатская, Константин Вихляев

       Роза ‘Générale Marie Raievsky’ (HP, Ketten Frères, 1911) создана братьями Кеттен из Люксембурга в 1911 году. Цветы у этого сорта крупные, полные (26-40 лепестков), имеют светло-розовую окраску с лососево-желтым центром. Цветение многократное. Сорт сохранился в розарии «Европа» в Зангерхаузене (Германия). Родительские сорта - ‘Frau Karl Druschki’ и ‘Fisher & Holmes’.

generale_marie_raiewsky_ketten_gebruder_1911_1.jpg
‘Générale Marie Raievsky’ (HP, Ketten Frères, 1911)


Старинный парк в Ступаве под Братиславой (Словакия)



Старинный парк в Ступаве под Братиславой (Словакия)




Юта Арбатская, Константин Вихляев




       Если ехать из Братиславы по дороге на Брно, то есть на север, то примерно в 20 км от автовокзала Братиславы находится небольшой поселок Ступава с населением около 8 тысяч жителей. Проезжая несколько раз мимо этого места, мы всякий раз удивлялись красоте местных костелов, дворцов и парков. И вот однажды решили посетить этот удивительный городок.


001_52.jpg

Сад президентского дворца в Братиславе



Сад президентского дворца в Братиславе


Юта Арбатская, Константин Вихляев

       На Годжовой площади (Hodžovo námestie) в Братиславе находится президентский дворец с ажурной кованой оградой, а с противоположной стороны дворца открыт для прогулок небольшой, но очень красивый парк «сад Грассалковича».


001_51.jpg

Сад Янка Краля в Братиславе (Словакия)



Сад Янка Краля в Братиславе (Словакия)




Юта Арбатская, Константин Вихляев

       В Братиславе, столице Словакии, находится один из самых старых городских парков Европы, сад Янка Краля. Он был разбит на правом берегу Дуная в 1774-1776 годах.


001_50.jpg

Барочный сад в Братиславском замке



Барочный сад в Братиславском замке


Юта Арбатская, Константин Вихляев

       Любой турист, приезжающий в Братиславу, первым делом обращает внимание на белоснежный замок на высокой горе, под которой протекает Дунай. Это Братиславский град на Замковой горе.


001_49.jpg