Статьи





К. Вихляев




        Вдогонку к недавно написанному отчету о поездке в Киев на цветочную выставку размещаю заметку о названиях роз. Все три дня, будучи на выставке, я пытался узнать у представителей разных фирм-производителей, откуда произошли названия тех сортов роз, образцы которых они представляют. Оказалось, что никто ничего не знает. Отдельные отрывочные сведения все же удалось добыть, но хочу заметить, что сплошь и рядом работодатели, то бишь руководители фирм, посылают на выставки совершенно неподготовленных агентов. Откуда произошло название той или иной розы, не знают, фотоматериалы для презентаций никуда не годятся, тексты заранее не прописаны, отсюда и рассказы на презентациях скучные и неграмотные. Нам случилось побывать на лекции представителя фирмы «Тантау», где он пытался на пальцах рассказать о преимуществах немецких ландшафтных роз, используя расплывчатые фотографии с пленочного фотоаппарата пятилетней давности. Лично мне кажется, что агент по продажам должен быть не только продавцом, но и артистом, и сказочником, и учителем. От этих качеств зависит продвижение продукции на рынок.
        Ну да ладно. Теперь о розах. Из необозримого количества сортов роз, представленных на выставке, расскажем о четырех.





Ю.Арбатская, К.Вихляев




        Сегодня мы часто сетуем на стремительные преобразования в Ялте, изменяющие ландшафт города до неузнаваемости и, по большей части, уродующие обаяние старого курорта. Строительство небоскребов в непосредственной близости от набережной, уничтожение парков и скверов в местах новостроек, массовое появление безобразных заборов, - все это действительно вызывает раздражение и возмущение жителей Ялты. Особенно печалят заброшенные стройки: котлованы, поломанные деревья, грязь вокруг предполагаемых объектов. Это – неосуществленные проекты. И даже неизвестно, будут ли они когда-нибудь построены.
        Мы предлагаем совершить небольшой экскурс в историю Ялты и рассказать о других неосуществленных проектах. Конечно, обо всех поведать невозможно, но часть из них заслуживает внимания. Итак, начнем.






Ю.Арбатская, К.Вихляев




       17 июня 1906 года в небольшом городке Валь-де-Марн в окрестностях Парижа состоялся необычный театральный спектакль. Сцена находилась на открытом воздухе, а декорациями служили зеленые кроны деревьев и гирлянды великолепных цветущих роз. Представления на открытых площадках в садах и парках в начале ХХ века были не редки. Но этот спектакль был особенным. Он был организован в только что созданном «Зеленом театре» в частном розарии Лей-ле-Роз Жюля Граверо. Персидская сказка в одном действии – «Розы Заала» была показана силами членов общества Розати в постановке Эмиля Ланглада. Розати – это объединение литераторов, прославлявших красоту розы. Парижская газета «La Presse» на следующий день писала, что члены общества Розати в 2 часа дня выехали из Фонтене-о-Роз на автомобиле в розарий Жюля Граверо и приняли участие в представлении. Помимо спектакля были показаны «Греческие танцы» в исполнении балерины Парижской Оперы мадемуазель Сандрини. В программе приняли участие актрисы театра «Одеон» Марсилли и Дерези, сыгравшие музыкальную миниатюру в стихах по сценарию Лии Берже «Душа Розы». Со своими номерами выступил известный мим Жорж Ваг. Были также исполнены оперные арии и сценические монологи. Оркестром дирижировал Морис де Вилле. Организатором всего этого действа был друг Жюля Граверо, один из активнейших членов общества Розати, писатель Рене Лешойе.

001_2.jpg
Сцена из спектакля в Лей-ле-Роз








       Второй директор Императорского Никитского ботанического сада Николай Бартоломей Ангорн фон Гартвис отдал делу освоения Южного берега Крыма 36 лет своей жизни. Он попал сюда по приглашению Новороссийского генерал-губернатора графа Михаила Семеновича Воронцова в 1824 году. В 1827 году, с переводом Христиана Христиановича Стевена на другую должность, он был назначен на место директора и проработал в этой должности до дня своей смерти 24 ноября 1860 года. Его незаурядные способности и безграничное трудолюбие позволили ему добиться невиданных результатов и широкого научного признания в самых разных областях ботаники и растениеводства, а также накопить бесценный опыт выращивания самых разнообразных видов растений в уникальных климатических условиях Южного берега Крыма (ЮБК). Долгое время историки обходили своим вниманием неоценимые заслуги Н.А. Гартвиса в нелегком деле становления и развития Никитского ботанического сада. Лишь в последнее десятилетие появились исследования и публикации об его заслугах в различных областях растениеводства, в частности в области родологии [6;8;11;12], виноградарства и виноделия [10;11;12], интродукции, акклиматизации и селекции самых разнообразных видов растений [11;12] и даже в области фитоакарологии [13]. Однако все исследователи в один голос признают, что широчайший спектр деятельности и заслуг Н.А. Гартвиса по сей день остаются недооцененными. Таковыми являются его заслуги в деле распространения собранных в Никитском ботаническом саду коллекций растений по садам и паркам Южного берега Крыма, а также создании композиционной структуры этих садов и становления садово-парковой архитектуры ЮБК.





        Предыстория общества садоводства Ялты начинается с 11 сентября 1838 года. Именно в этот день Николай Андреевич Гартвис, директор Императорского Никитского ботанического сада, написал письмо генерал-губернатору Новороссии графу М.С.Воронцову, в котором подробно излагал проект будущего общества садоводов Южного берега Крыма. Однако прежде нужно сказать об исторических обстоятельствах, которые подвигли Гартвиса на эту идею.

        Николай Ангорн фон Гартвис, отставной штабс-капитан артиллерии и однополчанин графа Воронцова по Отечественной войне 1812 года, прибыл на должность смотрителя Никитского ботанического сада осенью 1824 года. С первых дней работы он не только самоотверженно трудился на ниве становления и развития самого Сада, но и усиленно пропагандировал садоводство, виноградарство и виноделие среди русских колонистов на побережье Крыма. Регулярно получая садовые журналы из Европы, переписываясь со многими директорами ботанических садов, он видел, что развитие отрасли невозможно без объединения любителей и профессионалов.






Арбатская Ю.Я.



Главный ландшафтный архитектор
Алупкинского дворцово-паркового музея-заповедника



        Когда говорят о Павле Демидове и его жизни в Италии, обычно в деталях перечисляются его деяния в области меценатства, благотворительности, коллекционирования предметов искусства, но редко можно услышать что-либо о его пристрастиях в области садоводства. А ведь именно в Тоскане талант Демидова как паркостроителя и коллекционера редчайших растений того времени проявился в полной мере.

        Павел Павлович Демидов родился 9 октября 1839 года в Веймаре. На втором году Павел Павлович лишился отца и, получив прекрасное домашнее образование, в 1856 году поступил в Санкт-Петербургский университет на юридический факультет, курс которого окончил в 1860 году со степенью кандидата. Поселившись в Париже, Павел Павлович продолжил здесь свое научные изыскания. В 1867 году Павел Павлович женился на княжне Марии Елимовне Мещерской, но через год жена умерла в Париже при рождении сына Елима. В 1869-м он возвратился в Россию и поселился в Каменец-Подольске, где занял скромное место советника губернского правления. Вскоре переселился в Киев и здесь был избран сначала почетным мировым судьей, а потом, в 1870 году, киевским городским головой. Так складывалась жизнь Демидова до переезда в Италию.


Юта Арбатская


        Во Вьетнаме нам удалось побывать в конце января 2012 года, в дни празднования Восточного Нового года. В этой стране он называется Тет. Это самый важный и популярный праздник во Вьетнаме. Вьетнамцы отдыхают 4 дня, поэтому, куда бы мы ни приехали, - везде толпы праздношатающихся аборигенов. С одной стороны, интересно было побывать во Вьетнаме именно в Новый год, а с другой – мы чувствовали себя неуютно от бесконечных компаний, устраивающихся на зеленом газоне, у обочины дорог, прямо в центре городов с целью «перекусить». Поскольку в эти дни у них принято посещать всей семьей различные достопримечательные и туристические места, то спрятаться от вечно жующих вьетнамцев было некуда. Впрочем, были и преимущества…





Душа русской эмиграции в Братиславе





Юта Арбатская




        Вера Николаевна Крюковская. Это имя не упоминается ни в исторических хрониках, ни в воспоминаниях ее современников, а вместе с тем именно она в 1940-1950-х годах была душой, сердцем русской эмиграции в Братиславе, да, пожалуй, и во всей Словакии. Ее дом многие годы был центром культурного и общечеловеческого взаимопритяжения всех русских людей, оказавшихся не по своей воле на чужбине. Моя бабушка, Елена Сергеевна Арбатская, тоже в эти годы жила в Братиславе, хорошо ее знала и часто обращалась к ней за помощью. Этим очерком я хочу отдать дань уважения этой замечательной женщине, с именем которой связаны неизвестные широкому кругу читателей страницы русской истории за рубежом. Выражаю огромную благодарность Елене Липской, хранившей все эти годы документы и материалы о жизни В.Н.Крюковской и разрешившей использовать свой архив для публикации.


Гжельская роза


Юта Арбатская




        Гжель давно стала предметом русской гордости, а гжельская роза - визитной карточкой гжельской росписи. Гжель - это имя одного из русских селений, которое стало символом русского народного промысла, мастерства. Это место, где русские мастера издавна создавали высокохудожественные фарфоровые изделия, выполненные в свойственной только им гжельской манере. Гжельские изделия выполнены в технике подглазурной кобальтовой росписи. На белоснежных фарфоровых и майоликовых блюдах вы увидите диковинных птиц цвета яркого неба, животных, множество прекрасных растительных орнаментов, а также главный излюбленный узор гжельскую розу.





Мотив розы в декоративной росписи по дереву





Юта Арбатская




        История росписи по дереву уходит далеко в прошлое. Существует большое количество различных видов росписи, для которых характерны определенные орнаменты: городецкая, петриковская, обвинская, мезенская и другие. Мы в этой статье затронем только те виды, в которых присутствует в той или иной форме мотив розы.



Петриковская роспись




        Живописная деревня Петриковка (ныне Днепропетровская обл., Украина) была основана в XVIII столетии полтавским казаком Петриком как зимовник. С 1772 года она начала бурно развиваться, в чем огромную роль сыграл последний кошевой атаман Запорожской Сечи Петр Калнышевский. При нем Петриковка превратилась в центр Протовчанской паланки войска Запорожского Низового. После ликвидации Сечи селу удалось избежать крепостничества, что благотворным образом сказалось на развитии народного творчества.

        В селе был обычай: все женщины расписывали стены хат цветочными красочными узорами. Рисовали эти узоры специальными кистями, которые делались из кошачьей шерсти, а также обмотанными мягкой материей спичками, или же просто пальцами. Разводили краски на молоке и яйцах, а цвета выбирали самые яркие. Постепенно роспись распространилась на предметы домашней утвари - посуду, столы, сундуки, брички. Петриковская роспись стала занятием для целых семей, продававших свои работы на базаре. К началу XX столетия бытовой декор прочно утвердился как самобытный жанр народного искусства. В последнее время декоративную роспись выполняют также на бумаге, холсте, картоне и экспонируют на художественных выставках как произведения станкового искусства.


Розы в украинской вышивке


Юта Арбатская




        Вышивка в Украине имеет довольно древние корни, украинская вышивка ведет свое летоисчисление еще с дохристианского периода. В то время вышитые рушники или сорочки-вышиванки служили оберегами - считалось, что они охраняют своего владельца от сглаза, а его дом от злых сил. С приходом христианства вышитыми рушниками украшали иконы, вышивкой украшали храмы (вышитые иконы, ризы). В наше время вышиванка стала наиболее модной праздничной одеждой в Украине, ни одна свадьба не обходится без вышитых рушников, в селах часто можно встретить вышитые подушки и покрывала.


Розы на коврах и гобеленах


Юта Арбатская




        Всемирная история ковроткачества и история культуры выращивания роз, наверное, лучше всего демонстрируют взаимосвязь отдельных областей жизнедеятельности человека и параллельное их распространение по всему земному шару.
        Самыми «древними» ковровыми изделиями принято считать персидские ковры: по оценкам ученых ковроткачеству в Персии уже около 2500 лет. Розы в Персии также выращивали с незапамятных времен, на Востоке даже сложился культ розы, поэтому вполне естественно искать первые изображения роз именно на персидских коврах. К сожалению, ковры не могут сохраняться долго, поэтому, в отличие от других исторических художественных предметов, большинство старых ковров, экспонируемых в музеях мира, датируются XVIII – XIX веком. Говоря о более ранних периодах истории, приходится прибегать к аналогиям и реконструкциям, проведенных другими исследователями.


Тагильская и жостовская роза




Юта Арбатская




        Как-то раз, разыскивая интересные материалы о розах в Интернете, мы обнаружили на сайте http://www.liveinternet.ru/users/4340885/post179493958/ рассказ о выставке «Тагильский поднос начала XXI века», проходившей в августе-октябре 2011 г. в Нижнетагильском музее изобразительных искусств. Организаторы выставки поставили себе целью сохранить «тагильскую розу» - символ декоративной уральской цветочной росписи. Выставка «Сохраняя розу», приуроченная к 265–летнему юбилею лакового промысла, собрала произведения тагильских художников, пишущих подносы с традиционной уральской цветочной росписью и познакомила зрителей с историей тагильского подносного промысла.




Роза ‘Алупка’. Детектив на ботаническую тему

(отрывок из книги Ю. Арбатской и К. Вихляева «Повесть о жизни и приключениях доблестного рыцаря Николая Ангорн фон Гартвиса в Крыму и его прекрасных розах» - Симферополь, Бизнес-Информ, 2011)


        В конце 1837 года в серии роз Николая Гартвиса, появившихся после пребывания семьи Романовых в Крыму, появилась еще одна роза, казалось бы, не имеющая ничего общего с перечисленными выше [Ранее в тексте речь шла о розах, выведенных Гартвисом и названных в честь высоких гостей – членов семьи Романовых и сопровождавших их лицах]. Называлась она ‘Mignonette d’Alupka’ – ‘Любимица Алупки’. Мы предполагаем, что сорт был назван Гартвисом вот по какому поводу. В один из дней пребывания государыни Александры Федоровны в Алупке состоялся бал, устроенный Воронцовыми, на который были приглашены многие хозяева крымских усадеб, в том числе и Николай Андреевич с женой. К.Кебах по этому поводу устроил ночную феерию с иллюминацией по всему парку. Алупка и без того всегда восхищала Гартвиса, а этот спектакль привел его в неописуемый восторг.


Музеи "царицы цветов" в разных странах мира



Ю. Арбатская




        Розарий старинных сортов роз в Крыму, который был задуман и даже спроектирован, вероятно, будет еще не скоро. Есть большие сомнения, что он вообще когда-либо будет.
        Взамен пришла идея создать если не Музей Розы, то хотя бы передвижную экспозицию, посвященную истории роз на Южном берегу Крыма. В связи с этим мы стали размышлять над концепцией выставки и решили «прогуляться» по Интернету: а как подобные музеи устроены за рубежом? Существуют ли различные концепции музеев роз? Как выстроены экспозиции? Сколько посетителей в таких музеях? Что можно было бы перенять у наиболее «продвинутых» коллег?
        Как оказалось, в мире существует очень мало таких музеев, буквально единицы. В основном все музеи – это коллекции старинных или современных роз под открытым небом, то есть попросту сады роз. Во Франции такие розарии называют «консерваториями», от слова «консервировать», то есть «сохранять».
        Конечно, принципы, положенные в основу той или иной коллекции, разные. Об этом мы подробно писали в статье «Всемирное движение за сохранение исторического наследия роз» (есть на нашем сайте). Есть «консерватории» просто уникальные.
        Но сегодня мы поговорим о настоящих музеях, у которых есть крыша, помещение, экспозиционные залы, стенды, витрины и так далее. Надеемся, читателям, как и нам, тоже будет интересно познакомиться с такими музеями. Итак, начнем.

Страницы