Роза 'Графиня Орлова'. Rose ‘Comtesse Orloff’ (N, Vibert, 1824)



Роза 'Графиня Орлова'. Rose ‘Comtesse Orloff’ (N, Vibert, 1824)



       Роза ‘Граф Орлов’ (‘Comte Orloff’, N, Vibert) выведена в 1824 году Жаном-Пьером Вибером. К сожалению, ни в одном из справочников не указывается дата создания розы, да и о ней самой нет почти никаких сведений. Американский специалист по истории культуры розы Брент Дикерсон в своей книге «Old Rose Informant» (1998) сорт ‘Comte Orloff’ относит к нуазетовым с «неопределенной датой» создания. Роза посвящена одному из виднейших аристократов своего времени - графу Григорию Владимировичу Орлову.

       Другой сорт назывался ‘Графиня Орлова’ (‘Comtesse Orloff’, N, Vibert, 1824). Он выведен в 1824 году Жаном-Пьером Вибером и, судя по старым документам, принадлежал к группе нуазетовых роз. Сорт утерян, но известно, что он назван в честь супруги Орлова, графини Анны Ивановны Орловой (урожденной Салтыковой), фрейлины Екатерины II, наследницы подмосковной усадьбы Марфино.

       Граф Григорий Владимирович Орлов (1777-1826) - тайный советник, сенатор и камергер, любитель искусств и покровитель пейзажной школы Позиллипо. Последний представитель рода екатерининских Орловых.

g.v.orlov_by_dun.jpg
Портрет графа Г.В.Орлова. Н.-Ф.Дун. 1819 г.



       Младший сын графа Владимира Григорьевича Орлова от брака с баронессой Елизаветой Ивановной Штакельберг был назван Григорием в честь дяди. Отношение отца к нему было родительское, но далеко не такое нежное, как к старшему сыну, рано умершему Александру (1769-1787). Григорий начал службу в 1794 году камер-юнкером при дворе великой княгини Елизаветы Алексеевны, 12 апреля 1798 года был пожалован камергером.

       Будучи большим поклонником искусства, Орлов увлекался собиранием картин, эстампов и других художественных произведений. Из-за легкомыслия и склонности к расточительности он наделал много долгов, что привело к конфликту с отцом.

       Перед женитьбой решил расстаться со своими коллекциями, чтобы заплатить долги. 3 февраля 1800 года женился на графине Анне Ивановне Салтыковой.

anna_ivanovna_comtesseorloff.jpg
Портрет графини А.И.Салтыковой. Н.-Ф.Дун. 1817 г.



       Новобрачные поселились у графа В. Г. Орлова, но вскоре состояние здоровья графини Анны Ивановны потребовало серьезного лечения за границей. Выйдя в отставку, Григорий Владимирович ездил с женой во Францию, в Италию и Швейцарию, но без успеха. До самой ее кончины он почти постоянно жил за границей, в основном в Париже.

       В парижском доме Орловых собирались известнейшие французские ученые и литераторы, и между хозяевами и гостями велись часто беседы о русской литературе. В одну из таких бесед графиня высказала мысль о желательности нового перевода басен Крылова на французский язык, и почти все выдающиеся французские литераторы изъявили готовность принять участие в этом деле.

       Биограф Крылова П. А. Плетнев пишет по этому поводу, что в доме Орловых открылся как бы турнир поэзии. Граф и графиня работали для них усердно и старались во французскую речь внести как «можно больше русской природы». Наконец, лучшие 89 басен Крылова, украшенные прекрасными гравюрами, были роскошно изданы графом Орловым вместе с французскими и итальянскими переводами, над которыми трудилось более 80 писателей.

       Нет сомнения, что самый известный селекционер роз в Париже, которого звали Жан-Пьер Вибер, тоже был знаком с Орловыми. Причем у них были общие интересы. Дело в том, что граф Орлов в 1807 году приобрел Елагин остров, где располагался самый большой общественный парк Петербурга того времени. Григорий Владимирович мало обращал внимание на дворец, но внимательно следил за парком и оранжереей. В петербургских газетах сообщалось, что здесь у него созревал виноград.

       Самым существенным результатом садовых пристрастий графа явилась публикация в Лондоне каталога растений в имении Орлова «близ Санкт-Петербурга» в 1815 году. Список растений составлен садовым мастером Питером Буком, а классификацию по алфавиту выполнил немецко-американский ботаник и натуралист Фредерик Пурш.

image.jpg
Титульная страница каталога растений графа Орлова



       Каталог занимает 72 страницы текста, где указаны 967 видов растений, произрастающих в оранжереях Елагина острова и на открытом воздухе. Ассортимент роз включает 30 наименований, среди которых исключительно видовые (дикорастущие) таксоны. В каталоге присутствуют китайские видовые розы (R. bracteata, R. indica, R. multiflora, R. rubifolia, R. sinica), дамасские (R. damascena, R. centifolia) и европейские виды (галльские, моховые, мускусные, коричные). Правда, ни одного садового гибрида в коллекции графа Орлова не было.

       Зная об особом отношении Вибера ко всем аристократам, увлеченным коллекционированием роз, нет сомнения, что его розы ‘Comte Orloff’ и ‘Comtesse Orloff’ были названы в честь Григория Владимировича и Анны Ивановны.

       Чета Орловых безуспешно объехала Германию, Швейцарию, Англию и Италию в поисках облегчения от мучившей графиню болезни сердца, от которой она и скончалась в 1824 году в Париже. Заметим, что роза ‘Comtesse Orloff’ тоже выведена в Париже в 1824 году. Скорей всего, Вибер таким образом увековечил память о графине.

       Тело графини было перевезено в Россию и похоронено в семейном склепе Орловых в Отраде. После смерти жены граф Орлов вернулся в Россию и более уже не выезжал из нее. Он скончался в 1826 году.

       Судьба Елагинского парка - детища графа Орлова такова. Питер (Петр Петрович) Бук прослужил садовым мастером на Елагином острове вплоть до 1851 года. Однако, начиная фактически с 1810 г. поддержанием парка занимался уже Буш-младший, чья небольшая совсем усадьба с домом и садом располагалась в юго-западной части острова, на мысу, омывавшемся с двух сторон Средней Невкой. Сюда он перебрался из Царского Села, окончательно сложив с себя обязанности главного царскосельского садовника [1].

       В 1816 году император Александр I, узнав о том, что граф решил продать имение, решил выкупить его для своей матери императрицы Марии Федоровны. Она тяготилась трехчасовыми поездками в любимый Павловск. Поэтому император и решил подарить ей загородную усадьбу поближе к Петербургу. Купчую на владение Орлова оформили в 1817 году.

elagin_dvorec._guash_k.p.beggrova._1823.jpg
Елагин дворец. Гуашь К.П.Беггрова. 1823 г.


tmpyfdixy.jpeg
Елагин дворец. Неизв. худ.



       В соответствии с личным распоряжением Александра I к широкомасштабным садовым работам «по благоустройству острова» Буш приступил уже летом 1816 года. Хотя переговоры о приобретении его в казну с графом Г.В.Орловым все еще не были окончательно завершены. Фактически речь шла о заведении здесь крупного дворцово-паркового комплекса, предназначавшегося для летнего пребывания вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Специально образованный Комитет в феврале 1818 года назначил главным архитектором малоизвестного в то время К.И.Росси, только что прибывшего из Твери. А все работы, связанные с устройством островной пейзажной среды, были доверены Бушу и непосредственному его помощнику Буку. На протяжении ста лет остров оставался во владении Романовых и был излюбленным местом отдыха императорской семьи.

1817.jpg
Вид парка близ Елагина дворца. К.П.Беггров. 1823 г.



       В заключение выскажем еще одно предположение. У Анны было еще одно имя, домашнее, - Нина. Вполне вероятно, что роза Вибера ‘Нина’ – ‘Nina’ (T, Vibert, 1825) – тоже названа в честь Анны Ивановны Орловой, тем более что годы создания этих сортов очень близки (‘Nina’ – 1825 и ‘Comtesse Orloff’ - 1824). Впрочем, это лишь гипотеза.

Литература:

1. Чекмарев В.М. Влияние английской художественной культуры на становление и развитие русского садово-паркового искусства (до середины XIX в.). Диссертация на соискание уч. Ст. доктора искусствоведения. Т. 2. - М.: 2015. - С. 243.