Статьи

Вихляев К. Заметки о психологических аспектах восприятия романтического парка XIX века зрителем XXI века на примере Алупкинского парка



Заметки о психологических аспектах восприятия
романтического парка XIX века зрителем XXI века
на примере Алупкинского парка




Юта Арбатская, Константин Вихляев




       Одно время мы были увлечены темой психологии восприятия современным человеком садов и парков, особенно старинных. Было изучено множество томов специальной литературы, сделаны заметки и выписки, но статья так и не появилась. С тех пор прошло несколько лет, интерес к этой теме угас, но остались те самые заметки. Недавно мы вновь перечитали собственные записи и решили, дабы они не пропали бесследно, изложить их в том бессистемном порядке, как они и возникали.

       В списке наиболее популярных у туристов достопримечательностей Южного берега Крыма всегда были и будут парки Ливадии, Гурзуфа, Алупки, Мисхора, Никиты. Как же воспринимает зритель, живущий в XXI веке, эти романтические парки, которым по 150-180 лет? Что он чувствует, прогуливаясь по аллеям и рассматривая старинные фонтаны, лестницы, фонари, пруды и древесные композиции? Понимает ли он символику всех этих чудес, может ли в полной мере насладиться красотой замысла садовников прошлого? Даже если он и не знает тонкостей заложенных в композициях смыслов – а в большинстве случаев так оно и есть – как вообще действует на посетителя парк, изменяется ли что-нибудь в душе зрителя после того, как он его покинет?
       Эти вопросы не праздные. От их понимания зависит множество вещей сегодняшнего дня – от концепций реставрации парков до проблемы выживания бюджетных учреждений, которым эти парки принадлежат.

Арбатская Ю., Вихляев К. Китайские видовые розы в императорских садах и парках Южного берега Крыма



Китайские видовые розы в императорских садах и парках
Южного берега Крыма

Доклад прочитан на научной конференции в Царском Селе 2 декабря 2015 г.




Арбатская Ю., Вихляев К.

       Среди бесконечного многообразия роз на земном шаре выделяются розы, которые в ботанической классификации принято называть видовыми, то есть дикорастущими. В России такие розы называли шиповником, во Франции – «собачьими» розами. Ботаники и ученые не жаловали их вниманием, пока в Китае не были обнаружены местные дикорастущие виды такой невиданной красоты, что могли украсить собой оранжерею самого капризного европейского монарха. Приключениям этих заморских гостей по дороге из Китая в Россию и посвящена настоящая статья. Начнем издалека.

001_40.jpg
Портрет Джозефа Бэнкса. Томас Филипс. 1810 г.


Первые дни на чужой земле. Королевство СХС



Отрывок из книги "Влюбленная в Россию. По воспоминаниям Елены
Сергеевны Арбатской"




Юта Арбатская, Константин Вихляев




       «Габсбург» с русскими эмигрантами, где находилась и наша семья, отошел от Новороссийска. Две ночи и день шли до Босфора. Кормили нас в трюме английские власти - давали в сутки по куску сыра, наподобие голландского, несколько сухих галет и кипяток из машинного отделения. Света в трюме почти нет, беженцы разместились семьями на железном полу. Кто-то зажег свечи. Кругом баулы, сундуки, корзины, спящие и больные люди, многие с детьми. Вши плодятся с фантастической скоростью. В трюме - ужасы, интриги и ссоры. С каждым часом все больше росло сознание непоправимости и безумства свершившегося. Никто не знал, куда мы едем и зачем.

Арбатская Ю., Вихляев К. Ялта. Приморский парк. История


Статья написана летом 2013 года.

       Описание Приморского парка, сделанное в 1964 году Волошиным в его брошюре «Парки Крыма», всеми интернет-ресурсами переписано под копирку, и авторы интернет-страничек не обременяют себя поисками и собственными исследованиями. Поэтому мы решили написать собственный материал, который наверняка также будет скопирован и опубликован без указания источника. Вполне осознаем это, но пройти мимо интересной истории не можем.

primorsky_park_yalta.jpg
Уголок Приморского парка. Фото 2011 г.


Первая мировая война в названиях роз. The War and the roses



Война и розы

Доклад прочитан на научной конференции в Царском Селе (24-26 ноября 2014 г.)


Ю.Арбатская, К.Вихляев



       Обращаясь к теме памяти о Первой мировой войне, историческая наука традиционно игнорирует такую важную отрасль человеческой деятельности как садоводство. И совершенно неоправданно, поскольку эта область истории не менее красноречива, чем письма с фронта, газетные публикации, военные сводки и дневники той эпохи.

       Настоящая статья посвящена совершенно не изученной на сегодня теме памяти о героях и сражениях Великой войны, запечатленной в названиях роз. Эти немые свидетели донесли до сегодняшнего времени аромат той эпохи, и многие сорта роз, созданных в те годы, сохранились в современных садах и парках на разных континентах земного шара. Поэтому при желании можно создать реальный Розовый сад Первой мировой войны, где будут присутствовать сорта, отражающие в своих названиях военные годы.

       Конечно, в любые времена садоводы, придумывающие имена своим селекционным новинкам, не свободны от идеологии своих правителей, и потому в каждой стране, участвующей в войне, превозносились свои герои и по-разному трактовались одни и те же события. При этом есть сорта, выведенные задолго до войны, но именно те люди, которым ранее были посвящены розы, в военное время стали символами эпохи. Есть розы, созданные после войны и посвященные тем или иным героям к определенной юбилейной дате. Нас же интересуют те названия роз, а их подавляющее большинство, которые появились непосредственно в период с 1914 по 1918 год. По ним можно проследить, какие общественные настроения были в разных странах, что занимало внимание рядовых граждан (в нашем случае садоводов), как понимался ими дух нации и кто был ее носителем в Первую мировую войну. Кроме того, война не ограничивалась сражениями, а потому садоводы по-своему отзывались и на другие явления и процессы, происходившие в обществе.

Арбатская Ю.Я., Вихляев К.А. Американская Ореанда




      В Соединенных Штатах Америки, в городе Балтимор (штат Мэриленд) есть имение с названием «Крым» («Crimea»), а главный усадебный дом называется «Орианда Хаус» («Orianda House»). Американская усадьба является памятником исторического наследия и имеет косвенное отношение к крымской Ореанде, точнее к Ореанде графа Витта, о которой мы уже писали.

023_2.jpg
«Орианда Хаус» в Балтиморе, штат Мэриленд (США)


Арбатская Ю.Я., Вихляев К.А. Ореанда графа Витта (Верхняя Ореанда)





Юта Арбатская, Константин Вихляев




       В августе 1830 года [1] граф Иван Осипович де Витт, в то время начальник южных военных поселений, второй человек в Новороссии после графа Воронцова, приобрел участок земли рядом с императорской Ореандой. Предыдущий хозяин, управляющий царским имением «Ореанда» Александр Васильевич Ашер, и после продажи оставался главным смотрителем этого имения. Имение получило название «Ореанда Витта» или «Мургуду», по имени древнего укрепления на вершине горы. Остатки древних стен и дорических колонн не раз упоминали в своих путевых заметках различные путешественники. Площадь имения (по данным 1830 г.) составляла 65 десятин 1228 квадратных саженей [2].
       Границы имения Витта простирались от скального отвеса горы Хачла-Каясы до самого моря, спускаясь узким языком к пляжу между землями, занимаемыми в настоящее время санаторием «Золотой пляж» и отелем «Пальмира Палас». В северной части имение Витта ограничивалось с востока оврагом Лакони, с запада – территорией современного Стройгородка. Сейчас дорога к усадебному дому заброшена, но еще сохранилась. Она находится чуть выше храма Святого Михаила и отходит влево от главного шоссе Ореанда – Гаспра.

001_3.jpg
Гора Хачла-Каясы. Под ней – участок бывшего имения графа Витта


Арбатская Ю.Я., Вихляев К.А. «Курпаты»: от княжеского парка до территории отеля





Юта Арбатская, Константин Вихляев




       В переводе с греческого первая часть слова (кур, кор, коро, хоро) означает «деревня». «Патиос» (греч.) – отец. Общий смысл перевода – отеческая деревня. На арийском языке «курпа» означает гору, «та» - местность, целиком – «гористая местность». Наконец, на индоевропейском диалекте «корпата» переводится как «скалистая».

       28 августа 1901 года управляющему императорским имением «Ореанда» генералу В.А.Плецу поступила из Петербурга телеграмма с просьбой принять «во временное заведование имение «Курпаты», приобретенное у княгини О.П.Долгоруковой в собственность Его Императорского Величества» [1]. К моменту этого события в ведении Удельного управления помимо Ореанды уже имелись Ливадия, Массандра, Ай-Даниль, Джемиет, Кучук-Ламбат, Чукурлар и Судакское имение. Таким образом, «Курпаты» стали последним приобретением царской семьи на Южном берегу Крыма. Оформление покупки состоялось 16 августа. Как свидетельствуют документы, имение приобретено за 400 тысяч рублей [2]. Официальной владелицей «Курпат» значилась княгиня Ольга Петровна Долгорукова, но решающую роль в сделке сыграл ее муж, обер-гофмаршал и действительный статский советник Александр Сергеевич Долгоруков, по предложению которого и совершилась покупка [3].

001_1.jpg
Князь Александр Сергеевич Долгоруков. Фото 1900-х гг.