Арбатская Ю. Удельные имения «Ливадия» и «Массандра» в эпоху императора Александра III (1881 - 1894)



Статья опубликована в сборнике:
Гатчинский дворец в истории России.
Материалы научной конференции 1-3 декабря 2016. - Санкт-Петербург: Свое издательство,
2016. - С. 16-26.


Юта Арбатская

       Годы царствования Александра III (1881-1894) совпали по времени с невиданным доселе в России курортным бумом в Крыму, а частые Августейшие визиты в свою летнюю резиденцию в Ливадии стимулировали интерес публики к строительству новых усадеб и имений на Южном берегу Крыма. Мощное развитие в эти годы на полуострове получили виноградарство, виноделие, плодоводство, преобразились сады и парки. Образцом южнобережного «райского сада» для новых и старых хозяев крымских владений стал Ливадийский парк, в переустройстве которого значительную роль сыграла супруга Александра III, императрица Мария Федоровна, в девичестве датская принцесса Мария Дагмара. Ее любимыми цветами были розы, и на Южном берегу Крыма «царица цветов» во всем своем великолепии и многообразии форм и расцветок удовлетворяла цветочные пристрастия императрицы.

001_53.jpg
Ливадийский дворец



       Вначале коротко о Ливадии. Имение приобретено Департаментом Уделов Министерства Императорского Двора в июне 1860 года у наследников скончавшегося графа Льва Севериновича Потоцкого, а в марте следующего года состоялось юридическое оформление купчей. В последующие два года по проекту архитектора Высочайшего двора Ипполита Антоновича Монигетти были возведены Малый дворец (назывался дворец Великих Князей, а позднее – дворец Наследника), дом садовника, дом управляющего, кухня, казарма для рабочих, свитский и фрейлинский дома, новая оранжерея, теплицы, купальни на берегу моря. Затем был выстроен и Большой дворец. Одновременно со строительством зданий происходила коренная реконструкция парка и прилегающей территории. Расширялись и прокладывались пешеходные аллеи, новые дороги для проезда конных экипажей и верховой езды. Питомник от дворца перенесли и расширили, а на его месте разбили газон с вечнозелеными растениями. Руководство парком и садовыми работами возлагалось на старшего садового мастера Л.Гейслера и его старшего помощника Вильяма (Василия) Гуфа (принят на работу 1 сентября 1860 г.); заведовал виноградниками и виноделием Готлиб Лютц (в русском варианте Константин Лютц).

       Австрийский живописец Рудольф Альт, приглашенный Марией Александровной в Крым в 1863 году для фиксирования готовых построек, запечатлел на 20 акварелях наиболее живописные уголки имения.

002_48.jpg
Р. Альт. Оранжерея в Ливадии. 1863 г.


003_43.jpg
Р. Альт. Малый дворец. 1863 г.


004_44.jpg
Р. Альт. Дворцовая Крестовоздвиженская церковь. 1863 г.


005_42.jpg
Р. Альт. Фонтан. 1863 г.



       Примерно такой и увидели впервые Ливадию будущий император Александр III и Мария Федоровна, прибыв в имение 10 июня 1869 года в составе всей императорской семьи во главе с императором Александром II и императрицей Марией Александровной. Родители заняли Большой дворец, а Их Высочества поселились во вновь построенном специально для наследника дворце, который ему очень понравился и на долгие годы остался одним из любимых мест отдыха.

006_40.jpg
Малый дворец. Фото 1890-х гг.



       Здесь впервые наследник и Мария Федоровна увидели розы Ливадии. Одна только розовая пергола чего стоила! О ней следует сказать особо. По желанию императрицы Марии Александровны в первые годы преобразований в Ливадии было решено установить металлическую перголу, но выписывать ее пришлось из Франции, поскольку на месте не нашлось достаточного количества чугунных труб. Пергола была обсажена плетистыми розами, в основном дикорастущими китайскими видами. Удивительно, но пергола и часть роз посадок 1866 года сохранились до сегодняшнего дня, так что в этом году исполнилось ровно 150 лет первым розам Ливадии, которые каждую весну благоухают на радость посетителям.

007_33.jpg
Пергола в Ливадии



       Побывала чета наследника и в соседней Ялте. Такое знаменательное событие не могло пройти мимо городских властей. Им устроили пышный прием, на котором Александр и его брат Алексей пожертвовали по 300 рублей только что учрежденному Ялтинскому Благотворительному Обществу. Кстати, в том же году было основано «Собрание виноделов, садоводов и сельских хозяев Ялтинского уезда», целью которого было «усовершенствование местного садоводства и виноделия». Впоследствии «Ялтинское общество садоводов и виноделов», как оно стало называться с 1874 года, сыграло важную роль в развитии виноградарства на Южном берегу Крыма, что входило в круг первостепенных интересов будущего императора Александра Александровича.

008_35.jpg
К. Боссоли. Вид Ялты. 1856 г.



       До весны 1881 года наследник неоднократно бывал в Ливадии, в основном с отцом, решая вопросы управления государством. Согласно завещанию Марии Александровны Ливадия после ее смерти должна была перейти в пожизненное распоряжение и владение Александру II, а в случае его кончины – наследнику цесаревичу. Таким образом, весной 1881 года, когда император погиб от рук террористов, новым владельцем Ливадии стал Александр III, и вскоре в имении начались перемены.

       С 1 июля 1882 года назначен новый главный садовник Вильгельм Гуф (в русском написании Василий), служивший в императорском имении с 1861 года. По личному указанию Марии Федоровны он в первую очередь занялся розами. Документы свидетельствуют, что весной 1884 года в парке и возле дворца было высажено 2000 кустов, осенью того же года – еще 500 кустов. В следующем, 1885 году – 300 экземпляров, а, начиная с 1886-го, каждый год высаживалось по 1000 кустов в розовом саду, в парке и вокруг дворцов.

       Главный садовник В.Гуф был озабочен не одними лишь розами. В 1880-х годах проведены значительные работы по изменению видового состава пейзажных картин в парке, немало пришлось потрудиться и по наполнению питомников. В Ливадии их было три: при оранжереях, у кладбищенской церкви и плодовый питомник при огороде. За несколько лет количество молодых саженцев хвойных и лиственных декоративных деревьев и кустарников увеличилось настолько, что имение стало продавать посадочный материал на сторону. Сначала это были кипарисы, туи, орехи, затем фруктовые саженцы.

       Главной достопримечательностью Ливадии при императоре Александре III стали не столько дворцы и иные постройки, сколько красавец-парк.

009_34.jpg
Ливадийский парк. Фото 1890-х гг.


010_34.jpg
Дворец Наследника в Ливадии. Западный фасад. Фото конца XIX в.



       За 30 лет со времени приобретения имения в царскую собственность в парке было произведено колоссальное количество посадок, композиционных переустройств, изменений в ассортименте растений. Если бы Потоцкий появился в Ливадии в 1890-х годах, он не узнал бы свой парк. Пейзажные картины из лиственных и хвойных пород сменяли одна другую, цветочные клумбы и партеры блистали разноцветием, воздух был напоен благоуханием тысяч ароматных роз.

       Приезды Августейшей семьи происходили почти каждый год и всегда сопровождались всевозможными иллюминациями и фейерверками. Для этого в имении находился большой запас средств – более 200 фонарей из цветной бумаги, почти 300 разноцветных стеклянных шаров (красных, зеленых, синих, белых и оранжевых), около 10 тысяч стаканов из цветного стекла. В Ялте закупались стеариновые свечи, баранье сало, нитки и вата для факелов.

011_30.jpg
Семья Александра III в Ливадии. 1893 г.



       Городские власти Ялты такое дорогостоящее удовольствие себе позволить не могли, но праздничные торжества проводили. Император и императрица непременно бывали в городе, причем прибывали из Ливадии, как правило, на яхте. В порту к их приезду развешивалось столько цветочных гирлянд и венков, что городское хозяйство не могло обеспечить требуемое количество растений, и приходилось обращаться за помощью в другие садовые заведения.

       Благодаря визитам императорской семьи в Ливадию, соседняя Ялта стала превращаться в настоящий европейский курорт. В 1882 году в Ялте появился собственный Городской сад, разбиты роскошные цветники близ гостиниц «Эдинбургская», «Россия», «Франция», «Центральная». На Набережной появились альбиции, магнолии, каменные дубы, каштаны, тополя, платаны.

012_25.jpg
Зеленое оформление террасы гостиницы «Россия». Открытка 1900-х гг.


013_25.jpg
Цветник на Набережной напротив гостиницы «Россия». Открытка конца 1890-х гг.



       В Ялте было учреждено «Общество содействия благоустройству курорта Ялты», которое два раза в месяц собиралось на свои заседания, где обсуждались вопросы озеленения, водопровода, освещения улиц, устройства терренкуров и обеспечения ботанических табличек под растениями в парках общественного пользования, организации лодочных и конных прогулок. В 1899 году общество даже предлагало городскому управлению устройство мусоросжигательных печей вместо практикуемого выбрасывания мусора в море, но санитарная комиссия отклонила это предложение. Тем не менее, весьма показателен такой случай: «Вчера утром Магарачский рассыльный Яков Вороной был арестован городовым на бульваре недалеко от здания Присутственных мест за то, что он выбросил в море пучок соломы из пустого мешка, в котором он принес в Ялту несколько бутылок вина, заказанных покупателем в Магарачском подвале. Под арестом Якова Вороного продержали до 1 часу дня, после чего отпустили, объявив, что с него будет взыскано 10 р. штрафу». На Всероссийской гигиенической выставке в Санкт-Петербурге в 1893 году Ялта за санитарное состояние, благоустройство и организацию курортного дела была награждена малой золотой медалью.

       В 1889 году Удельное ведомство приобрело для Александра III у наследников князя С.М.Воронцова еще два крымских имения – Массандру и Ай-Даниль. Массандра и прежде была любима практически всеми русскими монархами. Императрица Мария Федоровна привозила сюда детей, подолгу гуляя среди скал и виноградников. Сам Александр III, бывая в Крыму, нередко наведывался в Массандру, отмечая чистый воздух и горный простор этих мест. Мария Федоровна в своих письмах из Крыма нередко писала о прогулках в Массандровских гротах с сыном Георгием, больным туберкулезом. Теперь бывшее владение Воронцовых прибавилось к другим резиденциям императорской семьи в Крыму – Ливадии и Ореанде. Массандра славилась роскошным Нижним парком, Ай-Даниль - прекрасными виноградниками. В 1892 году началось строительство нового дворца в Массандре.

       29 апреля 1889 года на должность управляющего Массандрой и Ай-Данилем назначается полковник Виктор Константинович Афанасович. На этой службе полковник пробыл лишь полтора года – до 18 сентября 1890 года.

014_26.jpg
В.К.Афанасович в чине генерал-лейтенанта. Фото 1900-х гг.



       Виктор Константинович был страстным садоводом, числился почетным членом Императорского Российского Общества Садоводства, а в 1886-1889 годах избирался секретарем Общества. Прибыв на новое место службы в Массандру, Афанасович был ошеломлен пышной южной растительностью. Вот как он описывает свои впечатления: «Когда мне пришлось, приехав в Массандру, подойти к занимаемому ныне мною дому и увидеть целых два фаса двухэтажного дома буквально засыпанных цветами китайской глицинии, я долго стоял, не трогаясь с места: какое-то обидное чувство сжимало сердце за мои бывшие клематисы и тому подобные бедные цветочки; восхищение здесь смешивалось с чувством обиды за родной Север, за которым, как за родным, хотелось бы признать все хорошее, а тут и само пристрастие должно было умолкнуть».

       Приведенная цитата – лишь мизерная часть большого детального описания всех растительных богатств Массандры, написанного первым управляющим удельного имения и опубликованного в «Вестнике Садоводства, Плодоводства и Огородничества» в 1890 году. Практически это единственный документ, характеризующий состояние имения в момент покупки его в собственность императорской семьи.

       Как следует из текста, Виктор Константинович Афанасович прибыл в Крым, будучи больным человеком. Место управляющего он «выпросил» в управлении уделов, чтобы поправить здоровье в «стране винограда, роз и кипарисов». Буквально с первых строк автор статьи сокрушается по поводу запущенного хозяйства по причине, как он полагает, «пожизненного» владения имением прежними хозяевами: «несколько лет такого владения по результатам смело может равняться одному из нашествий вандалов или иноплеменных языцев. <…> Бедные мои имения, отбыв таковое иго, которое право не легче татарского, наконец, попали к хозяину, который решил привести их не только в порядок, но и настолько усовершенствовать, чтобы по праву гордиться не одним их состоянием, но и доходностью».

       По данным Афанасовича, в Массандре в ту пору числилось 617 десятин, в Ай-Даниле – 444 десятины, причем виноградники в первом случае занимали 30 десятин, во втором – 44,5. Парк в Нижней Массандре, площадь которого 80 десятин, «сильно запущен, но очень хорош, в особенности в его части, примыкающей к морю». Уже в первый год владения удельным ведомством было запланировано увеличить площадь виноградников на 30 десятин: на 10 - в Массандре и на 20 - в Ай-Даниле.

       «Для сельского хозяина распахать 30 десятин из-под леса уже составит работу немаловажную. <…> Не нужно забывать, что таковую работу нужно выполнить в срок (с октября по март месяц). Почву вскопать на 1,5 аршина, лес выкорчевать, камни взорвать и убрать, устроить где нужно каменные террасы и стенки, проложить в должных направлениях дороги и дренажи, убрать камни и деревья с плантажа и сравнять его поверхность.

       Скажем прямо, что такая работа, без всякого колебания, должна быть отнесена к числу каторжных работ, для выполнения коих не пригоден всякий рабочий; самыми выносливыми рабочими являются анатолийские турки. Наш пришлый русский рабочий очень часто не выдерживает этого непосильного физического труда и, работая во время зимних месяцев в сырую погоду, начинает болеть и теряет силы. До 600 и более рабочих, работая ежедневно, кроме праздников, еле успеют одолеть эти 30 десятин к сроку. А не дай Бог, если попадется местность довольно каменистая; нужно видеть подобный плантаж после его перекопки своими глазами, чтобы составить себе понятие о том труде, который был в него положен: вся поверхность его завалена камнями разной величины, пнями, обрубками деревьев, корнями, кустарником, точно после какой-нибудь бури или землетрясения. <…> Мы не станем останавливаться на деталях производства подобных работ, но скажем лишь то, что 30 десятин обработать в одну зиму под плантаж дело очень трудное (для Крыма это была первая проба) и требующее хороших средств, так как десятина обойдется в 2 тысячи рублей».

       По сведениям Афанасовича, за 7 предстоящих лет планировалось довести площадь виноградников в Массандре до 322 десятин, значительно сократив ассортимент винограда с 40 наименований до 10-15 самых высокоурожайных сортов. Смета этого проекта составила около полумиллиона рублей.

       В сентябре 1890 года управляющего имением «Массандра» В.К.Афанасовича сменяет Иван Яковлевич Шелухин. Огромное парковое хозяйство требовало грамотного специалиста. Главный садовник Ливадии Василий Гуф не мог вести садоводство в двух имениях сразу и по причине занятости, и в связи с преклонным возрастом. По просьбе Шелухина в 1892 году в Массандру приезжает придворный садовник Карл Федорович Энке. Ознакомившись с ситуацией в Нижнем парке, он принимается за работу. В своем отчете от 5 июня 1892 года он сообщал: «В Массандре шоссировано около 500 саженей дорог и посажено около 3 тысяч вечнозеленых деревьев и кустарников. Места для всех посадок я указал лично. В Массандре, так же как и в Ливадии, работы на открытом воздухе шли всю зиму с небольшими перерывами. Я распорядился, чтобы в Массандре преимущественное внимание обращалось на культуру красивых вечнозеленых и цветущих деревьев и кустарников».

       Управляющий имением И.Я.Шелухин, садовник Пантелей Семенович Куц (с 1892 г.) и плодовод Антоний Константинович Станкевич приложили немало сил в деле преобразования парковых территорий, устройства питомников, создания плодовых садов. Питомник фруктовых деревьев в Массандре поручили возглавлять приглашенному из Франции помологу Августу Ферингеру, но он пробыл в Крыму недолго.

       Перестройка дворца в Массандре, порученная архитектору М.Е.Месмахеру, началась в 1892 году при Александре III и продолжалась с перерывами долгих 13 лет. Закончилось строительство лишь в 1902 году.

015_24.jpg
Массандровский дворец с западной стороны. Фото 1899 г.



       За короткое время дворец и прилегающая территория преобразились до неузнаваемости. Перед его западным фасадом находился террасный партер с цветниками и арабесками в регулярном стиле, территорию украшали 29 скульптур и 6 декоративных ваз. Это были статуи античных богов, философов, аллегорические изображения наук и искусств. Западный и восточный фасады были декорированы многочисленными насаждениями розовых кустов.

016_23.jpg
Массандра. Вид дворца с большой террасы. Открытка начала XX в.


017_22.jpg
Скульптура «Меркурий с младенцем Дионисом»
на подпорной стене Массандровского дворца. Фото С.М.Прокудина-Горского 1905 г.


018_20.jpg
Массандровский дворец и западный партер. Открытка начала 1900-х гг.



       В имении, окружающем дворец, раскинулись обширные фруктовые сады, виноградники и питомники, из которых продавали растения всем желающим, в том числе и за пределы Крыма. Там же готовился посадочный материал для имения. В плодовом питомнике выращивали районированные сорта, наиболее подходящие к условиям Южного берега Крыма. Особенно славились штамбовые и полуштамбовые формы деревьев. Другой питомник содержал 92 вида декоративных растений. Особым спросом пользовались розы, вечнозеленые деревья и кустарники, хвойные экзоты. Из питомника, садов и лесов имения очень часто направлялись зелень и гирлянды цветов для украшения Ялтинского театра, городского сада и павильонов на благотворительных базарах во время общегородских празднеств. Заслуженной славой пользовался ландшафтный нижний парк в Массандре, а в нем – аллея роз, заложенная еще в 1830-х годах при графе М.С. Воронцове.

019_18.jpg
Массандра. Аллея роз. Фото Веденисова 1907 г.



       Подчеркнем, что именно при Александре III знаменитая Розовая аллея приобрела тот фантастический вид, благодаря которому была признана шедевром садово-паркового искусства. Ее протяженность составляла более 200 метров, а число кустов по разным оценкам приближалось к тысяче. Красота аллеи была не столько в удачно подобранных сортах разного цвета, сколько своей архитектурной композицией. Три яруса роз нависали друг над другом, создавая объемную пространственную декорацию, а задний фон из темно-зеленых хвойных деревьев подчеркивал эту живописную картину. Вот как описывал аллею крымский садовод-журналист И.А.Савченко: «Особенным вниманием любителей роз пользуется знаменитая «аллея роз» в нижнем Массандровском парке, где собраны самые редкие и лучшие сорта, причем сочетания различного рода колеров подобрано очень удачно. Так, например, рядом с пунцовой, с черным бархатным отливом, розой посажен куст чайной, красиво оттеняющий первую; далее идет бледно-розовая, затем желто-зеленая и т. д. Розы посажены в таком порядке: по обеим сторонам идут трехсаженной вышины шпалеры вьющихся роз; параллельно им, вперемежку друг с другом, штамбовые и плакучие, под ними кустовые, по 1-2 куста каждого сорта».

       Розовая аллея в Нижнем парке была гордостью имения. Сегодня роз нет, осталась только вытоптанная дорожка в парке Нижней Массандры.

020_19.jpg
Бывшая розовая аллея в парке. Фото 2013 г.



       Такая же участь постигла и розы, названные в честь Александра III и императрицы Марии Федоровны европейскими селекционерами. В 1884 году садоводом Жильбером Набоннандом создана чайная роза ‘Императрица Мария Федоровна’ (в оригинале имеет два названия – ‘Impératrice Maria Feodorowna’ и ‘Impératrice Maria Feodorowna de Russie’), имеющая очень крупные желто-белые цветы с розовым краем. Роза ‘Императрица Мария Федоровна’ не сохранилась.

       В том же, 1884 году люксембургскими садоводами Супером и Ноттингом создан сорт ‘Император Александр III’ (‘Empreur Alexandre III’). Директор Петербургского ботанического сада Э.Л.Регель писал: «Этот сорт розы роскошного роста с красивыми листьями и в Люксембурге нечувствительный к морозам. Цветы очень крупные, вполне махровые, красивого строения и великолепной окраски, темно-розовые с карминным отливом. Супер и Ноттинг мне писали, что этот красивый новый сорт относится к очень годным для выгонки. Экземпляры, присланные ими осенью прошлого 1884 года, были выкопаны из грунта и в Петербурге, посаженные в горшки, образовали в оранжерее уже зимою на верхушке каждой ветви цветы».

       Есть еще одна роза - ‘Принцесса Мария Дагмара’ (‘Princesse Marie Dagmar’). Ее авторство принадлежит французскому селекционеру Луи Левеку и сыновьям. Дата введения в продажу – 1893 год. Эта чайная роза, согласно сведениям из садовой литературы того времени, имела светло-розовые цветки с желтоватым оттенком, которые при полном раскрытии становились белыми.

       Что касается современного состояния садов и парков Ливадии и Массандры, которым столько внимания в свое время уделила императорская чета, то большая часть их сохранилась, но в очень сокращенном и запущенном виде. Даже виноградники, пережив войны, революции, перестройку и «антиалкогольную кампанию», красуются на тех же местах, хотя пользуются плодами деятельности российских монархов сегодня совсем другие хозяева.


021_18.jpg

022_18.jpg


023_17.jpg