Война роз в Санкт-Петербурге





Отрывок из книги "Ливадия - цветочная корона Дома Романовых"





Юта Арбатская



     В сентябре 1899 года в Петербурге состоялся съезд отечественных садоводов. К съезду была приурочена и осенняя выставка садоводства. На форуме обсуждались вопросы объединения усилий разрозненных губернских отделов по технике садоводства, описания ассортимента растений, устройству школ, опытных станций, питомников, справочных бюро, устройству общественных садов в городах. Затем участники съезда дискутировали по секциям.

     В секции «Декоративное садоводство» под председательством Эйлерса собралось 12 человек. Подняты очень важные, даже по современным меркам, вопросы: учреждение премий для учителей школ и частных лиц за распространение насаждений; устройство городских питомников для озеленения улиц и площадей; уменьшение поземельного налога с участков земли, занятых общественными садами и парками. Обсуждалась возможность «всеобщей дендрологической переписи» с разделением территории России на климатические районы и полной инвентаризацией всех древесных пород.

     Но главным и самым болезненным был вопрос о мерах «к ослаблению заграничной конкуренции в деле торговли живыми цветами в России». Эта проблема возникла еще раньше, в середине 1890-х годов. Так 12 апреля 1895 года Императорским Российским обществом садоводства был издан циркуляр следующего содержания: «Некоторые из петербургских садоводов заявили, что ввоз живых цветов и особенно резаного товара ведет к явному ущербу северно-русских производителей этого товара, так как при существующей пошлине по 50 коп. с пуда конкуренция с заграницей в течение зимних месяцев с ноября по февраль немыслима, если русское производство не будет принято под охрану покровительственной пошлины…».

     Теперь на съезде 1899 года этот вопрос приобрел еще большую остроту: «До появления у нас заграничных срезанных цветов мы всегда имели в зимнее время из городских и пригородных оранжерей наших садоводств в большой коллекции разные цветущие растения: прекрасной культуры розы, ландыши, сирени, камелии и другие, которые поступали в продажу цельными экземплярами и частью в срезанном виде, вполне сохраняющими свежесть, запах и красоту, и хорошим качеством удовлетворяли требование покупателей. Оранжереи эти содержались как частными садоводами, так и владельцами пригородных имений. Цветоводство наше, благодаря устройству садовых школ, трудам предпринимателей и потребности в цветах, сделало за последние годы значительные успехи, и должно было бы увеличиться до больших размеров, так как с развитием вкуса цветы у нас, в особенности в срезанном виде, стали необходимы за последнее время не только в торжественные моменты, но и в обыденное время. Ими украшают обеденные столы, корзины и другие предметы, через что общий спрос срезанных цветов и превзошел требование растений экземплярами.

     При развитии такой потребности за последние годы появились у нас в зимний сезон в большом количестве заграничные срезанные цветы, доставляемые к нам из южной Франции через Берлин иностранными торговцами и комиссионерами, с оплатою крайне дешевой, неправильно установленной пошлины. <…> Появлением заграничных срезанных цветов прегражден путь для дальнейшего развития русского цветоводства. Многие садоводы, занимавшиеся приготовлением цветов для зимнего сезона, не имеют уже возможности продолжать свое дело и прекратили занятия. В недалеком будущем заграничные срезанные цветы могут привести наше садоводство к худшему исходу. Для того чтобы предупредить эти невыгодные последствия, нам следует оказать покровительство народному заработку распространением продуктов нашей садовой промышленности.

     …Мы можем иметь срезанные цветы в зимнее время из южных окраин нашего отечества, Крыма, Кавказа и Закавказья, где за последнее время уже обращено внимание на разведение цветущих растений, и существуют уже в Сухумском округе плантации роз, хризантемума, левкоя, гвоздики, ранункул и других растений для зимнего цветения, которые, благодаря распоряжению Министерства Путей Сообщения, пересылаются с прямыми поездами и получаются в Москве на четвертые сутки в хорошем виде».

     Вот вкратце те причины, которые побудили отечественных цветоводов на активные действия, вернее, противодействия сложившейся ситуации.

     Конкуренция обострилась еще из-за открытия в 1898 году прямого железнодорожного сообщения «Санкт-Петербург - Вена - Ницца - Канны – Экспресс» с пересадкой в Варшаве (до Варшавы была проложена русская колея). Поезд ходил из Петербурга до Вены раз в неделю, а из Вены было ежедневное сообщение с Ниццей и Каннами, Миланом, Венецией. Цветы отныне из Ниццы в Петербург доставлялись за трое суток (с 1870 года время в пути занимало 5 суток). Этот график движения поездов действовал с октября по конец апреля, когда российская публика жаждала «лицезреть пальмы юга». Поезд в народе назывался «великокняжеским экспрессом».

     Иногда цветы отправлялись поездом «Северный Экспресс» по маршруту Париж – Берлин (ежедневно) и Берлин – Петербург (2 раза в неделю) со сменой колес в Кенигсберге.

     Георгий Десятов в своей книге «Розы» (1913 г.) очень живописно изложил механизм закупки роз и других цветов на Ривьере с последующей отправкой по назначению:

     «Продажа цветов имеет довольно своеобразный характер. Рано утром собираются на площадях всех значительных городков продавцы живых цветов со своим товаром, привезенным на ручных тачках или на повозках. В определенный час, по особому сигналу, базар открывается. Надо заметить, что срезанные цветы, прежде чем попасть в место назначения – цветочный магазин какого-либо европейского города – проходят через несколько комиссионеров. С открытием базара замечается необычайное оживление: агенты экспедиторских контор начинают скупать товар, конкурируя между собой. Сделки совершаются весьма быстро, т.к. через короткое время базар закрывается. Горе тому крестьянину, который не успел вовремя продать своих цветов. С закрытием базара цены быстро падают, оставлять же товар до следующего дня немыслимо, т.к. цветы погибнут. Экспедиционные конторы производят сортировку и укупорку закупленных цветов и затем отправляют товар; но опять не непосредственно в цветочный магазин, а какому-либо оптовому торговцу. Понятно поэтому, насколько удорожатся срезанные цветы, пока они попадут, наконец, в цветочный магазин. Цены на розы колеблются сильно; перед Рождеством они поднимаются так же значительно, как и в холодную погоду. В среднем цветы роз на длинных ножках стоят на месте сотня 5-10 франков (1 р. 90 к. – 3 р. 80 к.), но иногда 100 шт. стоят 20 франков (7 р. 60 к.).

     В период, когда с Ривьеры вывозится больше всего цветов, вводится специальный поезд. Ежедневно он собирает на всех маленьких станциях корзинки с розами, гвоздиками, левкоями, фиалками и другими цветами. Доходя до Генуи, этот «поезд цветов» идет на север, в Милан, а оттуда уже во все концы Европы расходятся, сперва повагонно, а затем еще более мелкими партиями – по десяткам корзин – эти дары юга, живые цветы, когда везде зима и стужа».

     Далее автор замечает, что с разведением новых сортов роз на Ривьере не торопятся, садоводы-продавцы ограничиваются узким ассортиментом проверенных сортов – ‘Ulrich Brunner fils’, ‘Frau Karl Druschki’, ‘Van Houtte’, ‘Marie van Houtte’, ‘Paul Nabonnand’, ‘Kaiserin Auguste Victoria’. Культура цветов для срезки, по подсчетам Десятова, дает лишь одной Италии, не считая Франции, в пересчете около 5 миллионов рублей, а ежегодный ввоз цветов в Россию достигает нескольких сотен тысяч рублей. «Нам остается лишь выразить уверенность, - заключает харьковский садовод, - что близко то время, когда на нашем Черноморском побережье возникнут плантации роз, гвоздик и т.д. для срезки цветов, и нам не придется отдавать сотни тысяч рублей за границу».

     Итак, проблема была, действительно, нешуточная. На еженедельных собраниях Российского общества садоводства, в печати и в предпринимательских кругах велись ожесточенные споры на предмет ограничения ввоза цветов с Ривьеры. Статьи на эту тему сыпались, как из рога изобилия. Однако не все продавцы цветов соглашались с введением запретительных мер. Например, известный петербургский садовод П.П.Архипов советовал не прекращать ввоз цветов зимой: это грозило бы провалом в цветочной торговле, поскольку в Петербурге нет предприятий, готовых поставлять на рынок достаточное количество роз зимой. Цветочный магнат Г.Ф.Эйлерс придерживался такого же мнения. Вместе с тем оба ратовали за усиленное развитие русского розоводства, которое могло бы обеспечить спрос с апреля по ноябрь. Причем Архипов даже предлагал некую программу для отечественных «розистов», с подробным описанием, когда и что выращивать:

     «Необходимо помнить, что розы должны быть первого сорта и на длинных стеблях; также следует иметь в виду спрос потребителей на тот или другой сорт роз в то или другое время года. Только тогда можно надеяться на верный сбыт срезанных роз по возможно высокой цене.
     Весной, после Пасхи, кроме красных, масса роз требуется белых и вообще светлых колеров, так как в это время года поступает много заказов на венчальные букеты и на свадебные цветочные изделия, куда, как известно, красные и вообще темные сорта роз не пригодны. Для этой цели самыми ценными сортами являются ‘Frau Karl Druschki’, ‘Kaiserin Auguste Victoria’ и ‘Madame Caroline Testout’. Кроме свадебных изделий весной имеется большой спрос на указанные три сорта для вязки венков, ибо красные розы для этой цели, за весьма немногими исключениями, тоже не пригодны.
     Летом розы главный сбыт имеют в дачных местностях, в летних театрах, в увеселительных садах и станционных буфетах. В этих случаях предпочтение отдается розам, имеющим красные цвета, почему к лету следует подготовлять только сорта ‘Ulrich Brunner fils’ и ‘Captain Hayward’. <…> Осень – самое бедное время для цветения роз; в это время какие бы то ни были розы, они всегда находят себе сбыт и по весьма высокой цене».

     Кардинальный выход из создавшегося положения все специалисты видели в развитии декоративного садоводства и цветоводства на юге России. Мы уже писали о плантациях роз садового заведения Ф.Ф.Ноева (Москва) близ Сухума. Здесь же расположились сады под началом В.В.Марковича, Н.Н.Смецкого, дача Рукавишникова, питомник великого князя Александра Михайловича «Синоп», в каталоге которого перечислено более 150 наименований роз (1902 г.).

     В Крыму опыты по промышленному выращиванию роз для среза и последующей поставки их в столицу производил тульский садовод Д.Арцыбашев...

Продолжение этой душещипательной истории читайте в нашей книге

"Ливадия - цветочная корона Дома Романовых"


Там же можно увидеть и многочисленные иллюстрации к этой теме