Дворец и музей в Ореанде. Проект К. Ф. Шинкеля



Дворец и музей в Ореанде. Проект К. Ф. Шинкеля

Юта Арбатская, Константин Вихляев

(из неопубликованной книги о садах и парках Ореанды)

       В сентябре 1837 года император Николай Павлович и императрица Александра Федоровна прибыли на Южный берег Крыма. Кортеж проследовал через Симферополь в Алупку. Как и намечалось, высочайшие особы посетили Никитский сад, Массандру, побывали в гостях у владельцев южнобережных имений. В один из дней Николай I с супругой прибыли в Ореанду, где самодержец объявил о том, что дарит Александре Федоровне это имение. С той поры оно стало именоваться «Ореандский Ея Императорского Величества Сад».

       Император отправился в дальнейшее путешествие, а супруга со свитой задержалась в Крыму на некоторое время. Из Алупки Александра Федоровна еще дважды приезжала в Ореанду, выбирала вместе с южнобережным архитектором К.И.Эшлиманом место для постройки будущего дворца и «совершала длительные прогулки верхом по своему новому имению» [1]. 30 сентября 1837 года императрица вместе с Воронцовыми и великой княжной Марией Николаевной собственноручно воздвигли деревянный крест и посадили куст лавра на вершине ближайшей скалы, получившей после этого события название Крестовая. Высота креста была почти три с половиной метра, и в нем были застекленные отверстия для свечей, которые зажигали по великим праздникам [2].

       Нет сомнения, что обилие цветущих роз в парке Ореанды императрице импонировало больше всего, ведь розы - ее любимые цветы. Алупкинский парк тоже произвел на августейшую гостью неизгладимое впечатление. Приятно удивили и садовые «сюрпризы» садовника Карла Кебаха, которые он заранее заготовил специально для Александры Федоровны по указанию графа М.С.Воронцова - водопад «Фрейшютц», над которым «светился» на фоне неба куст белых роз, и изысканная пергола, увитая розами [3].

001_68.jpg
Императрица Александра Федоровна в гостиной Коттеджа. В.Гау. 1834 г.



       Александра Федоровна носила на протяжении всей своей жизни неофициальное имя «Белая Роза» или «Белый Цветок». Оно было дано ей еще в детстве в честь героини романа де Ла Мотт Фуке «Волшебное кольцо». Розы – живописные, серебряные, фарфоровые и живые - всегда и везде окружали Александру Федоровну. Она очень любила розы, они были близки ей, как живые существа. Имя розы, прочно укоренившееся в имени прусской принцессы Шарлотты, одновременно находило отражение как в обычных вещах и окружающих предметах, так и несло в себе некий сакральный смысл. Граф М.С.Воронцов, конечно, знал о пристрастиях императрицы, и потому очень хотел польстить высокой гостье.

       Возвратившись в Петербург, императрица с увлечением занялась обустройством своего нового имения в Крыму. Впечатления о недавних днях, проведенных среди роз юга, и навеянные ими воспоминания о празднике «Белой Розы» в Потсдаме в 1829 году, привели ее к мысли обратиться с заказом на проект здания в Ореанде к немецкому архитектору Карлу Фридриху Шинкелю. Ведь это он был главным оформителем торжественной церемонии придворного шествия на празднике «Белой Розы». По его проекту была построена и церковь Александра Невского в парке «Александрия» (Петергоф).

002_61.jpg
Портрет К.Ф.Шинкеля. Ф.Крюгер. 1836 г.


003_55.jpg
Церковь Александра Невского. Готическая капелла. Построена по проекту
К.Ф.Шинкеля в 1831-1834 гг. Парк «Александрия» (Петергоф). Фото 2011 г.


004_57.jpg
Дворец Шарлоттенхоф в Потсдаме. Архитектор К.Ф.Шинкель. Фото 2009 г.



       Николаю I тоже нравились архитектурные работы Шинкеля, особенно дворец Шарлоттенхоф в Потсдаме, выстроенный в классическом стиле по образцу древнеримских вилл. Российскому императору всегда был близок «неогреческий» стиль, в котором соединялись романтика, классика и имперская представительность [4], поэтому вскоре в Германию были отправлены необходимые материалы. В Национальной галерее Берлина хранятся 14 литографий проекта дворца в Ореанде, отпечатанные по рисункам Шинкеля. Из них видно, что первоначально архитектор использовал элементы древнерусской архитектуры в сочетании с мотивами итальянского Ренессанса и «неогрека». Во втором варианте автор создает образ, сочетающий элементы «неогрека», «неопомпеянского» стиля и Ренессанса, используя в проекте императорского дворца мотивы арабо-мавританского зодчества [5]. В ансамбль должен был входить и музей Крыма и Кавказа, где будут демонстрироваться найденные древние артефакты. Проект архитектурного облика будущего музея напоминал усыпальницу царя Митридата в Керчи, изображенную на акварели Карло Боссоли.

005_54.jpg
Усыпальница Царского кургана в г.Керчи
(Могила Митридата близ керченского лазарета). К.Боссоли. 1855 г.


006_51.jpg
Проект музея Крыма и провинций Кавказа. К.Ф.Шинкель. 1838 г.


007_44.jpg
Проект музея Крыма и провинций Кавказа. Фрагмент. К.Ф.Шинкель. 1838 г.


007a_0.jpg
Проект дворца в Ореанде. Вид атриума. К.Ф.Шинкель. 1838 г.


007b.jpg
Проект дворца в Ореанде. К.Ф.Шинкель. 1838 г.



       Наиболее интересными являются те рисунки Шинкеля, где он изображает атриум в едином архитектурном пространстве с окружающим ландшафтом. Действительно, любая античная вилла должна была демонстрировать гармонию природы и человека, и немецкий архитектор, увлеченный образами Эллады и Древнего Рима, не мог не использовать эти ассоциации, тем более на земле легендарной Ифигении.

008_44.jpg
Проект дворца в Ореанде. Вид внутреннего сада. К.Ф.Шинкель. 1838 г.


008a.jpg
Проект дворца в Ореанде. Вид внутреннего сада. К.Ф.Шинкель. 1838 г.



       Когда проект был готов и доставлен в Петербург на 40 листах [6], он поразил заказчиков своим размахом и историзмом. Дворец больше походил на Парфенон, чем на уютное гнездышко в Крыму, о котором мечтала Александра Федоровна. Соединение Акрополя, садов Семирамиды и Золотого дома Нерона вызвало у Александры Федоровны недоумение и досаду. Она пишет брату в Берлин: «Почему было ему не создать более скромную возможность вместо этой невозможности, которая сулит славу наследников Митридата, но в которой никакой нет радости жить, и мы должны состариться, прежде чем завершим постройку» [7].

009_44.jpg
Императорский дворец в Ореанде. Проект К.Ф.Шинкеля.


009a.jpg
Императорский дворец в Ореанде. Проект К.Ф.Шинкеля.


009b.jpg
Кариатиды на берегу моря. Фрагмент дворца в Ореанде К.Ф.Шинкеля



       В итоге Шинкель получил гонорар и подарки, но проект остался нереализованным. Переработку проекта поручают в 1840 году архитектору Андрею Ивановичу Штакеншнейдеру, недавно вернувшемуся из поездки по странам Европы, где он изучал памятники зодчества в Италии, Франции, Англии и Германии. Он уменьшает размеры дворца в несколько раз, придает ему строгие классические формы и во многих элементах использует идеи Шинкеля, в том числе использование кариатид. Штакеншнейдер отказывается от места строительства на высокой скале, предполагаемого Шинкелем, и проектирует дворец внизу, ближе к морю.

010_45.jpg
Архитектор А.И.Штакеншнейдер. И.И.Тихообразов. 1846 г.
Государственный Русский музей.


011_39.jpg
Дворец в Ореанде. Фасад со стороны моря. А.И. Штакеншнейдер. 1841 г.
Из фондов Государственного Исторического музея в Москве



       Однако строительство началось только в январе 1843 года, и это отдельная глава в истории Ореанды.

Литература и источники:

1. Калинин Н., Земляниченко М. Романовы и Крым. «У всех нас осталась тоска по Крыму…». – Симферополь: Бизнес-Информ, 2004. – С. 17.
2. Евдокимов В. Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Нижней Ореанде. – Симферополь: Н.Орiанда, 2008. – С. 8.
3. Арбатская Ю., Вихляев К. Императорский розовый сад. – Симферополь: Н.Орiанда, 2012. – 224 с., илл. – Серия «Русский Исторический Розарий». – С. 37-38.
4. Соколов Б.М. Русская Пруссия, или Рождение романтического сада // «Наше наследие», 2008, № 87.
5. Линникова О.В. Стилевые особенности усадебной архитектуры Крыма периода эклектики в контексте общеевропейских тенденций. Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. На правах рукописи. – М., 2011.
6. Калинин Н.Н. Дворец в Ореанде. Шинкель и Штакеншнейдер // III Дмитриевские чтения. История Южного берега Крыма: факты, документы, коллекции, литературоведение, мемуары / Сборник научных трудов. – Симферополь: Таврия-Плюс, 1999. – С. 38.
7. Steffens M. Schinkel. - Koeln, 2003. - S. 85.