Розы и декоративно-прикладное искусство. Часть 2. Ковры и гобелены





Розы на коврах и гобеленах





Юта Арбатская




        Всемирная история ковроткачества и история культуры выращивания роз, наверное, лучше всего демонстрируют взаимосвязь отдельных областей жизнедеятельности человека и параллельное их распространение по всему земному шару.
        Самыми «древними» ковровыми изделиями принято считать персидские ковры: по оценкам ученых ковроткачеству в Персии уже около 2500 лет. Розы в Персии также выращивали с незапамятных времен, на Востоке даже сложился культ розы, поэтому вполне естественно искать первые изображения роз именно на персидских коврах. К сожалению, ковры не могут сохраняться долго, поэтому, в отличие от других исторических художественных предметов, большинство старых ковров, экспонируемых в музеях мира, датируются XVIII – XIX веком. Говоря о более ранних периодах истории, приходится прибегать к аналогиям и реконструкциям, проведенных другими исследователями.

        Дамасские розы, как утверждают некоторые историки, были популярны еще у жителей Римской империи. Например, роза 'Autumn Damask' упоминалась еще в X веке до н. э., она использовалась в культе Афродиты на греческом острове Самос. Еще раньше разведение роз было развито в Древнем Египте. На территории Европы существовали свои культурные виды – галльские розы.

autumn_damask.jpg
R. damascena bifera ‘Autumn Damask’



        Распространение исламской культуры по странам Северной Африки и Испании стало определяющим в развитии культуры розы в странах Средиземноморья. Персидские розы вторично проникли на континент через Испанию, а через два столетия - во времена крестовых походов.

        С развитием мореплавания стали завозить в Европу розы из Индии. Так появилась в середине XVI века мускусная роза из района Гималаев. Ее случайное переопыление с местными галльскими розами дало новый вид – центифольные розы («столепестковые»). Таким образом, ассортимент культурных роз в этот период состоял из сортов розы дамасской и центифольной.

        В начале XVIII века торговцы из Ост-Индской компании побывали в Китае. Они обнаружили там совершенно неизвестные европейцам сорта культурных роз, мелкие цветки которых не имели ярко выраженного аромата и росли на вытянувшихся кустах с редкими листьями, а цвели несколькими волнами с весны до поздней осени. Некоторые из этих роз были необычной малиновой окраски. Это были китайские розы. Первой из них в 1752 году в Европу была привезена роза сорта ‘Old Blush’, а вскоре после этого - роза сорта ‘Slater's Crimson China’.

        В XVII - XVIII веках образовалось три очага куль¬туры роз: в Европе (Франция), на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии (Китай и Индия). В коллекции Франции были собраны сорта центифольной, дамассской розы и многие ее виды с Кавказа, Дальнего Востока и Восточной Сибири. В начале XIX века из Китая были завезены первые чайные розы, которые при скрещивании с местными галльскими сортами дали огромное количество разнообразных ремонтантных гибридов. Наконец, выведенная во Франции в 1867 году роза ‘La France’ стала родоначальницей большой группы чайно-гибридных роз, а к началу XX века на планете уже насчитывалось около 10 000 наименований садовых роз.
        Такова в общих чертах схема производства и распространения роз по всему миру. Мы сознательно опускаем исторические подробности о японских, бурбонских, нуазетовых и других розах, поскольку это не входит в задачи настоящей статьи.

        Примерно по такой же схеме распространялось и ковроткачество. Возникнув в Древнем Египте, получив высочайшее развитие в Персии, а затем заимствованное исламской культурой и распространенное по всей Европе, Индии, Северной Африке, искусство производства ковров во многом повторяло общие черты культуры садоводства. Следовательно, логично было бы искать изображения роз на коврах и гобеленах.
        Что касается Индии и Китая, то в ковроткачестве этих стран изображения роз не встречаются. Традиционными цветками в художественных работах этих стран были пион и лотос.

china_carpet.jpg
Китайский ковер XVIII века с изображением лотоса



        Вернемся к Персии. В персидско-таджикской поэзии (а затем и в других странах Азии и Европы) широкое распространение получила тема любви розы и соловья, ставшая символом влюбленных. При этом в суфизме соловей символизировал душу (в соответствии с общей символикой птиц), а красная роза - совершенную красоту Аллаха. Впервые о розе и соловье упоминается в творчестве Рудаки (ок. 860 – 941), затем тему многократно повторили другие поэты средневековья – Омар Хайям, Фирдоуси, Саади, Хафиз и другие. Кстати, отметим, что во времена Рудаки розы на Востоке не имели повторного цветения, - вот строки поэта в переводе И.Сельвинского:

Раз в году блистают розы, расцветают раз в году,
Для меня твой лик прекрасный вечно розами цветет.


isfahan_carpet.jpg
Тема соловья и розы на старинном ковре из Исфахана



        Чаще розы на коврах выполнялись стилизованно, в виде геометрических фигур – ромбов, квадратов, звезд, окружностей, называемых в Европе розетками, а в Азии – гюль (гуль, гель, гёль) [1]. Со второй половины XIX века цветы в традиционном иранском орнаменте приобрели более натуралистичное изображение, особенно красные розы, которые часто заполняли все центральное пространство ковра, и такой орнамент назывался «гульфаранг». Это словосочетание переводится как «иностранная роза». Термин возник в силу французского влияния на все виды народных художественных промыслов в Азии, но об этом поговорим ниже.

gulpharang_1900.jpg
Фрагмент персидского ковра в стиле «гульфаранг». Около 1900 г.



        Персы оказали влияние на ковроделие других соседних стран. Например, турецкие ковры также известны уже многие столетия, но и в турецких узорах преобладала арабская вязь и геометрический орнамент, хотя известно, что розы на территории Турции, а ранее – Византии, выращивались в больших количествах для производства розового масла. Если и можно говорить о присутствии роз в турецком орнаменте, то лишь в стилизованном виде.

        А что же в России? Были ли розы на русских коврах? Здесь мы подходим к самой интересной части нашего повествования. Начнем издалека. Цветочный орнамент на коврах и других предметах народно-художественных промыслов, получивших распространение на территории России, присутствовал с древних времен. Испокон веков узоры и их элементы несли сакральный смысл, выполняя роль оберегов. Отсюда – и набор изделий с изображениями растений и животных (пояса, полотенца, скатерти, свадебные коврики, пологи для кроватей, посуда и прочее), и набор изображаемых цветов, которые играли важное место в крестьянской жизни, сначала лесных и полевых (папоротник, васильки, листья земляники, ветки калины), а позднее садовых (астры, георгины) и даже фантастических, не существующих в природе («лучок», «кучерявка»).

        Исторически сложившихся центров ковроткачества в Российской империи было несколько – в Сибири, Курске, Воронеже, Орле, в Средней Азии и на Кавказе, а также в Украине. Были такие центры и в российских столицах, но в данном случае можно говорить лишь о мануфактурных коврах, то есть фабричных.
        Одним из старейших регионов российского ковроделия является современная Тюменская область. По мнению историков, производство ковров в этом северном крае берет начало в XVI веке после завоевания Сибири отрядами Ермака и начала ее активного экономического освоения новыми переселенцами, в том числе благодаря торговле с Восточным Туркестаном. В XIX веке этот промысел стал особенно популярен в Тобольской губернии. Здесь в селах было очень много ковроткачей, шерсть менее дорогой. Да и ковры пользовались большим спросом. Сибирские ковроделы были знамениты своими изделиями на всю Российскую империю, о них знали и за границей. Лучшие экземпляры были представлены на всевозможных выставках. Столичные путешественники, которым случалось бывать в Тюмени, называли ковры «характеристической деталью» местного быта. Их продавали на ярмарках и торжках, ими украшали жилища, застилали сани и укрывали спины лошадей. Были большие ковры – настенные, половые; поменьше – насундучники, налавочники. Ковры оберегали все важные места дома.

        В XIX веке ковры ткались более чем в 50-ти селах и деревнях Тюменского уезда, наиболее известны мастерицы сел Каменского, Гусева, Кулакова, Молчанова, Дубровного. Ткали ковры и в самой Тюмени, но центром коврового производства была Каменская волость. В 1891 году в Каменской волости ткачеством ковров занимались 1300 мастериц, а всего же в Тюменском уезде и Тюмени ковры ткали 3760 мастериц. Такого количества ковровщиц не было в то время ни в одном из городов Центральной России.

        Орнамент сибирских (тюменских, ишимских) ковров своеобразен и отличается от орнамента ковров, скажем, восточных. Традиционным узором сибирских ковров стала несложная композиция. В центре ковра помещалось изображение одного - двух бутонов роз, мака, шиповника. Цветы настолько крупные, что занимали почти всю центральную часть ковра, оставляя для каймы лишь небольшую часть. Ведущими расцветками в колорите ковров являются красная и зеленая (с оттенками), для фона использовалась пряжа черного цвета.

tumen_carpet_001.jpg


tumen_carpet_002.jpg
Образцы тюменских ковров ручной работы



        Однако натуралистическое изображение роз и маков не всегда было характерно для сибирских ковров. Наиболее ранние узоры, используемые для ковров, вышивок, росписей и других видов народного творчества, - это геометрические или сильно обобщенные растительные мотивы, а также яркая цветовая гамма. Чаще всего это были ромбы, многогранники, звезды или геометрические цветы [2]. Со временем натуралистическое изображение цветов стало преобладать, и это связано, с одной стороны, с появлением французских роз в европейской части России, с другой – с появлением изображений роз на упаковках различного рода европейских товаров.

        В конце XIX – начале XX века моду на ковровые узоры стали диктовать сибирские покупатели - зажиточные крестьяне, мещане, купцы, чиновники и интеллигенция. Ковры, согласно принятым правилам, должны были составлять единство с обстановкой, отличавшейся в этот период яркостью красок. Тогда в моде были хлопчатобумажные и декоративные ткани с многоцветным набивным цветочным узором. Цветы виднелись всюду – на занавесках и бумажных обоях стен, обивке мебели, на подоконниках, по сибирскому обычаю густо заставленных «цветочными оранжереями с великолепными цветущими фуксиями, олеандрами, кактусами, геранью, чайной розой и разнообразными гвоздиками» [3].

        Всему этому цветочному изобилию должен был соответствовать лежавший на полу или висевший на стене ковер. Выполняя заказы горожан, народные мастерицы обращали внимание на то, как выглядят цветы на русских набивных платках, скатертях, шалях, ситцах, расписных подносах. Немалую роль в их творческой работе приобрели всевозможные пособия по женским рукоделиям (вышивка бисером, крестом), представляющие собой красочные изображения всевозможных растительных мотивов – веточек, букетов, венков, гирлянд. Подобные пособия издавались художественными журналами того времени («Ваза», «Букет», «Вестник моды», «Базар» и т.д.) [4]. В этот период наибольшей любовью среди местного населения пользовался орнамент, получивший название «подносный». На таком ковре в центре, обычно на черном фоне, помещался букет из двух-трех крупных роз или маков красного, розово-малинового, желтого цвета с небольшим количеством оттенков в окружении листьев, веточек и травинок. По колориту, особенностям растительного орнамента, объемности изображения, сочетанию цветов, контрасту фона и узоров тюменские ковры, - пишет историк Н.Сезева, - были близки к знаменитым тагильским подносам» [5].
        На картине В.И.Суриков «Взятие снежного городка» хорошо виден санный сибирский ковер ручной работы.

surickov_1891.jpg
В.И.Суриков. Взятие снежного городка. 1891 г.


surickov_1891_fragment.jpg
Фрагмент картины В.А.Сурикова



        Русские ковры с растительным орнаментом «в розу» изготавливались и в центральной части России, особенно выделялись воронежские и курские ковры. Журнал, издаваемый министерством государственного имущества в Санкт-Петербурге, за март 1853 года похвально отозвался о предметах художественного ткачества воронежских крестьянок, экспонировавшихся на Воронежской выставке сельских произведений 1853 г.

        Курское ковроделие зародилось в XVII веке, со второй половины XVIII века оно принимает форму промысла. Стиль безворсового шерстяного курского ковра сложился в 1870-х гг. - это крупный объемный цветочный узор из ярких красных и розовых роз, маков, тюльпанов на черном фоне. Главным центром ковроткачества считается город Суджа. Именно здесь в XVII веке начали ткать ковровые изделия для бытовых нужд, такие как дорожки в дом, покрывала на сундуки, попоны для лошадей.

        В 1819 году в Курский край из Москвы была прислана ковровщица Феодора Трусова, чтобы обучить местных крестьянок ткать на вертикальных станах ковры для богатых домов и усадеб. Мастерицы быстро освоили новую технологию и ткали ковры с геометрическим и пейзажным рисунком. В 1897 году две лучшие ковровщицы были посланы земством на учебу в Петербург в Маршенскую школу. Вернувшись из столицы, Феодосия Долженкова в 1900 году организовала в селе Касторное Суджанского уезда школу для девочек. Ковры стали делать гладкие, двусторонние, бархатные, полугобеленовые. Продукция с успехом продавалась в Курске, Киеве, Москве. В 1910 году была создана школа-мастерская в городе Суджа (под руководством В.П.Трофимова).

        Специалист по народным художественным промыслам И.А.Крюкова считала, что сильнейшее влияние на курские ковровые рисунки оказали цветочные узоры на ситцах, павловских платках, вышивках, фарфоровой и фаянсовой посуде, а также печатные «приложения» ряда современных журналов, предлагавшихся подписчикам в качестве рисунков для вышивания крестиком [6].

        «Мотив крупной пышной розы в южнорусском ковроделии был особенно популярен. До сих пор ценят и берегут доставшиеся по наследству ковры «в розу». Оказавшись в старинном селе традиционного центра ковроделия в крестьянском доме и сейчас еще можно увидеть ковер ручной работы из простой шерсти с тканым узором из огромных роз по коричневому фону – натуральный цвет неокрашенной шерсти. Современные народные мастера также любовно обращаются к этому традиционному мотиву, внося свое понимание в колористическое решение композиций» [7].
        Для курского ковроделия первоначально было свойственно, как и в случае с сибирским ковроткачеством, использование геометрического орнамента.

kursk_carpet_001.jpg
Курский шерстяной ковер. Выполнен в Старооскольком районе.
Первая половина XIX в.


kursk_carpet_002.jpg
Курский шерстяной ковер. Выполнен в г. Щигры. Первая половина XIX в.



        Е.Г.Яковлева в своей книге «Курские ковры» пишет о геометрическом орнаменте следующее: «Геометрические орнаменты, встречающиеся в курских коврах, имеют очень древнее происхождение и являются отображением реальных образов окружающей действительности, переданных в абстрактной декоративной форме. Они характерны для самых различных видов русского декоративного искусства прошлого и настоящего…. Устойчивость геометрических узоров в курских коврах на протяжении всего XIX века, их большое распространение в народном ковроткачестве других районов и, наконец, стилистическое единство с крестьянскими декоративными тканями домашнего производства, позволяют считать геометрический орнамент наиболее древним видом украшения народных ковров» [8].

        Постепенно цветочные мотивы становятся преобладающими. Растительные орнаменты ранних ковров очень близки по характеру рисунка к народным вышивкам южных областей (Орла, Тулы, Рязани, Курска), что говорит о взаимном влиянии различных видов декоративного искусства. Распространенным растительным узором был мотив вазона с цветами.

kursk_carpet_003.jpg
Курский шерстяной ковер. Выполнен в селе Первые Писки Бесединского района.
Первая половина XIX в.



        На представленном изображении можно увидеть, как народные мастера постепенно превращали ромбы в конкретные цветы. Сначала это проявлялось в соответствующем подборе расцветок, затем в выявлении типичных черт растения, характеризующих цветок вообще – появлялся стебель, листья, форма ромба становилась округлой и, наконец, в изображении цветка появляются черты, характерные для конкретного вида растения – розы, мака, шиповника.

kursk_carpet_004.jpg
Курский шерстяной ковер. Выполнен в г. Щигры. Около 1860 г.



        В 1880-90-х годах ковроткачество в Курской губернии достигает своего наивысшего расцвета. «Наиболее распространенным орнаментальным мотивом становятся розы. Белые, розовые, красные, пунцовые, окруженные бутонами и листьями, собранные в букеты и гирлянды, они обязательно присутствуют в каждом ковровом узоре» [9]. Именно в этот период и розы становятся в России едва ли не самыми любимыми цветами, невзирая на трудности их выращивания в условиях суровой зимы. Прорисовка формы цветов, выразительность их силуэтов – общая тенденция для декоративного искусства этого времени в целом.

kursk_carpet_005.jpg
Ковер с изображением роз. Выполнен в селе Троицкое Бесединского
района. 1890 г.



        Если в 50-60-х годах XIX века для большинства мастеров художественных промыслов образцами служили альбомы орнаментальных мотивов, издаваемые журналами, то к концу столетия в оформлении мебели, тканей, ковров, посуды наблюдается эклектичность, смесь мотивов и форм, взятых из различных художественных стилей разных эпох. Такими же стали и печатные рисунки, издаваемые по-прежнему большими тиражами, которые проникали в народную среду. Особенное влияние на народное ковроткачество 1890-х годов оказали рисунки фирмы Брокар и Ралле. На обертках для мыла и других парфюмерных изделиях печатались узоры для вышивки на подушку, ковер, полотенце. Большинство этих печатных рисунков было плохо нарисовано, разностильно по орнаментальным мотивам. Они вносили пестроту и безвкусицу в народные узоры. Отныне творчество ткачих превратилось в копирование всевозможных пальмет, барочных завитков, картушей, что было не свойственно традиционному народному искусству, но было востребовано местными купцами, промышленниками и зажиточными крестьянами.

        Сходными чертами развития ковроделия обладали и другие регионы – Воронежская, Пензенская, Орловская губернии. Что касается знаменитых украинских ковров, то, несмотря на обилие и разнообразие растительных орнаментов, тема роз встречается очень редко. Это связано, в первую очередь, с тем, что ковроделие в Украине, как Левобережной, так и Правобережной, очень долго сохраняло традиционные народные мотивы, а сами розы стали популярны на территории Украины лишь во второй половине XX века. В качестве примера можно привести изображения трех ковров, выполненных в селе Решетиловка Полтавской области в начале прошлого столетия.

reshetilowka_carpet.jpg
Шерстяные ковры, выполненные в селе Решетиловка Полтавской области.
Начало XX в.



        Ковроделие – самая крупная ветвь украинского ткачества – пережило свой первый большой подъем еще во времена Киевской Руси; позже – в пятнадцатом и семнадцатом столетиях. Коврами украшались повсеместно как дворцы и поместья знати, так и простые сельские хаты. Часто ковры служили не только для украшения или утепления жилья, но и исполняли обрядовую функцию. В дохристианский период на Руси у ткачества была богиня-покровительница – Мокошь. Кроме того, ковер был обязательной частью приданого, выставлялся на продажу, им оплачивали дань [10]. Однако во все времена изготовление ковров было очень дорогим и трудоемким делом, поэтому основная масса крестьянских умельцев-ткачей работала на ковроткацких фабриках, принадлежащих помещикам и крупным землевладельцам.

        Во второй половине XIX века отмена крепостного права, индустриализация, а также другие социально-экономические причины приводят к упадку украинского ковроткачества. Возрождение народных промыслов в Украине в конце XIX века взяли на себя местные земства. Особенно результативной была деятельность Полтавского и Черниговского губернских земств, вследствие которой в Дегтярях (1898 г.), Кролевце (1895 г.) и других селах были основаны образцовые ковровые мастерские, наподобие артелей. Оказывалась помощь ткачам в производстве и реализации ковров. Организовывались экспедиции по селам для изучения и сбора редких образцов тканых изделий. В мастерских учащиеся получали профессиональное образование и впоследствии становились инструкторами, которые занимались ткацкими промыслами. На рубеже XIX-XX вв. во многих очагах ковродельческих помыслов Подолья и Галичины были основаны частные мастерские и небольшие фабрики.

        На основе школ, обществ, многочисленных частных мастерских в 1920-1930-х годах во всех наиболее важных промышленных центрах Украины учреждались фабрики и художественно-промышленные объединения. До настоящего времени их деятельность не прекращается в таких центрах, как Решетиловка, Глиняны, Дегтяри, Косов, Коломыя и другие. Параллельно с фабриками художественных изделий ковры продолжают ткать в домашних условиях в некоторых традиционных очагах Полесья, Приднепровья и, главным образом, западных областей Украины (на Гуцульщине, Подолье, Буковине и т.д.). Для примера – две работы современной мастерицы В.А.Китайгородской из Черновицкой области.

rose_carpet_001.jpg
Ковер «Розовый венок». Автор – В.А.Китайгородская


rose_carpet_002.jpg
Фрагмент ковра В.А.Китайгородской



        Кавказский регион, вошедший в состав России в первой половине XIX столетия, также всегда славился ковроткачеством, но здесь по преимуществу использовался геометрический узор. Вместе с тем, исследуя типы ковров из Карабаха, историк Улрих Шурманн утверждает, что в городе Шуша в начале прошлого века армяне ткали ковры, медальоны которых заполнены букетами роз. Эти ковры предназначались для русских офицеров и чиновников, которые требовали, чтобы узоры на коврах подходили к западноевропейской мебели, привозимой на Кавказ русскими и европейскими поселенцами [11]. В качестве образцов для рисунков карабахцы также использовали этикетки с французского мыла или чая. В результате, в среднем поле ковра возник букет роз, характерный для французских ковров Обюссон, а в бордюре — кавказская геометризированная виноградная лоза.

        В истории ковроделия Средней Азии известен термин «салорская роза» (салор-гёль). Так называют центральную фигуру национального туркменского коврового орнамента. Салорская роза представляет собой восьмигранник особого вида - прямоугольной формы с длинными горизонтальными и короткими скошенными вертикальными сторонами, - внутри которого заключен другой фигурный восьмиугольник. Однако к настоящим розам это название никакого отношения не имеет. Михаил Ромм в своих воспоминаниях о Туркмении писал: «Мы поселились в маленькой деревушке, если такое можно назвать деревушкой. Называлось это – Чогонлы… Ближайшее дерево росло в 15 километрах от Чогонлов. В Чогонлах были туркменки, которые никогда не видели дерева. Они делали ковры с узором, который называется «салорская роза», но никогда не видели живой розы» [12].

        Следует сказать несколько слов и о мануфактурных шпалерах. Императорская шпалерная мануфактура была основана в Петербурге в эпоху проводимых Петром I реформ, широко затронувших все стороны русской жизни. Ее создание положило начало новому для страны художественному производству, призванному обеспечить строящиеся дворцы шпалерами и коврами для убранства их интерьеров. Проблема обеспечения мануфактуры квалифицированными специалистами была решена традиционным для тех лет путем - приглашением иностранных мастеров. В 1716 году в Париже были заключены контракты сроком на пять лет с опытными ткачами всемирно известной Королевской гобеленовой мануфактуры, которые прибыли в Петербург в 1717 году. Особое внимание в тех контрактах уделялось обучению мастерству шпалерного дела русских ткачей.

        Петербургская шпалерная мануфактура просуществовала до середины XIX века и оставила глубокий след в русском ковроткачестве. Продукция ее была невелика из-за сложности производства, поэтому то, что сохранилось из изделий этой мануфактуры, представляет большую ценность.

        1730-1740 годы - период активизации деятельности мануфактуры. В эти годы был создан целый ряд ковров, повторяющих западные образцы ХVI-XVII веков. Главные темы шпалерных композиций – это баталии, портреты, картины на мифологические сюжеты. Однако история сохранила и картины с цветочным наполнением. Одной из таких является гобелен неизвестного автора «Лебеди», созданный в 1758 году.

swans_lane.jpg
Лебеди. Неизвестный автор. 1758 г.


swans_lane_detail.jpg
Деталь гобелена «Лебеди»



        Центральное место гобелена занимает букет цветов, где на первый план выступают галльские бледно-розовые розы. Русский автор очень натуралистично выткал изображения роз. Конечно, учителями у русских мастеров были французы, но вместе с тем известно, что во времена царствования Елизаветы Петровны (1741-1761) розы уже не были для русской аристократии в диковинку, и во многих императорских оранжереях они выращивались как тепличная культура.

        На императорской шпалерной мануфактуре изготавливались не только шпалеры и гобелены, но и мебельные ткани, портьеры. Цветочный орнамент был особенно характерен для тканей, предназначенных для обивки мебели.

lane_rusia_1734.jpg
Шпалера императорской шпалерной мануфактуры. 1734 г.



        К концу XVIII века, особенно в первой половине XIX в., ковроткачество в России получает новый импульс к развитию в связи с активизацией предпринимательской деятельности дворян и указами Екатерины II о вольности дворянской, обративших их внимание на устройство усадебного быта. Именно в это время возводятся новые усадебные постройки, оформляются дворянские интерьеры, для которых требуются ковры и декоративные ткани. Для этого периода характерно заимствование ткачами ковров элементов художественного оформления русских шалей работы крепостных. У владелицы шпалерной мануфактуры Н.Мерлиной в первоначальный период существования мануфактуры изготовлялись ковры. В этих коврах использовались композиции из цветочных гирлянд, венков, отдельных букетов садовых цветов, главным образом роз, перевитых листьями сочной зелени [13].

merlina_carpet_1820.jpg
Ковер. 1820-1830-е гг. Мануфактура Надежды Мерлиной


merlina_shawl_1830.jpg
Шаль двусторонняя. 1830-1840-е гг. Рязанская губ.
Мануфактура Надежды Мерлиной



        Потребность в коврах для интерьеров усадеб восполнялась не только за счет изделий отечественного производства, но и закупкой их во Франции, считавшейся лидером по производству ковров того времени. Еще в 1604 году в Париже Пьером Дюпоном была основана ковровая мастерская Савоннери, получившая название от старой мыловарни, где она была расположена (savon по-французски – «мыло»). Позднее, с 1665 года, появился еще один центр ковроткачества – в городе Обюссон. Оба стиля – и Савоннери, и Обюссон активно воспроизводились мастерами ковра в России, и даже на Востоке. Обюссоновские ковры стали особенно модными в Российской империи на рубеже XVIII-XIX столетий.

aubusson_carpet.jpg
Ковер из Обюссона. 1860-е гг.


petersbourgh_carpet.jpg
Ковер Петербургской шпалерной мануфактуры. Фрагмент. Первая четверть XIX в



        Вторая половина XVIII – начало XIX века – наиболее плодотворный период деятельности императорской мануфактуры, период ее расцвета. По далеко неполному списку работ с 1764 по 1802 год исполнено 93 шпалеры [14]. В этот период шпалеры в большинстве случаев повторяли живописные работы западноевропейских мастеров – Баттони, Мурильо, Ван Лоо, Рубенса, Рембрандта и других. В 1828 году, в виду убыточности предприятия, ему было предписано сократить штат и перейти со шпалер на выпуск ковров. Начиная с этого времени, мануфактура почти полностью переходит на выработку ковров.

petersbourgh_carpet_detail.jpg
Фрагмент ковра Петербургской шпалерной мануфактуры. 1830-е гг.



        В 1839 году были изобретены жаккардовые машины, с помощью которых стали ткать ковры в огромных количествах. Изделия ручной работы стали редкостью. Их приобретали в основном коллекционеры. Цена на подобные произведения тканого искусства достигала огромных высот. Поэтому участились случаи мошенничества, когда новые ковры пытались выдать за старинные...




Литература и источники:




1. Лятиф Керимов. Азербайджанский ковер. Том II. – Баку: Гянджлик, 1983.
2. Сезева Н.И. Сюжеты и орнаментальные мотивы тюменского народного ковра (XIX-XX вв.) // Изв. Алт. гос. ун-та. Сер. Педагогика и психология. Право. Филология и искусствоведение. Философия, социология и культурология. Экономика. - 2010. - № 2/2. - С. 157-161.
3. Кеннан Д. Сибирь и ссылка. Путевые заметки (1885-1886). – СПб., 1999. Т. 1. – С. 122.
4. Сезева Н.И. Указ. соч.
5. Сезева Н.И. Указ. соч.
6. Крюкова И.А. Ковроделие конца 19 – начала 20 века. - http://art.sovfarfor.com/dekorativno-prikladnoe-iskusstvo/kovrodelie-kon...
7. Ковры и гобелены в собрании Государственного Исторического музея. – С. 6.
8. Яковлева Е.Г. Курские ковры. – Курск. КОИЗ, 1955. – С. 17.
9. Яковлева Е.Г. Указ соч. – С. 28.
10. Запаско Я.П. Українське народне килимарство. – К.: Мистецтво, 1973.
11. Schurmann U. Analysis of Caucasian Rugs. 1976.
12. Ромм М. О себе, о людях, о фильмах. // Михаил Ромм. Избранные произведения в 3-х томах. Т. 2. М.: Искусство, 1981. – С. 23.
13. Ковры и гобелены в собрании Государственного Исторического музея. – С. 6.
14. Русские шпалеры. Петербургская шпалерная мануфактура. – Сост. Т.Т.Коршунова. – Л.: Художник РСФСР, 1975. - С. 23.