Розы и декоративно-прикладное искусство. Часть 1. Подносы




Тагильская и жостовская роза




Юта Арбатская




        Как-то раз, разыскивая интересные материалы о розах в Интернете, мы обнаружили на сайте http://www.liveinternet.ru/users/4340885/post179493958/ рассказ о выставке «Тагильский поднос начала XXI века», проходившей в августе-октябре 2011 г. в Нижнетагильском музее изобразительных искусств. Организаторы выставки поставили себе целью сохранить «тагильскую розу» - символ декоративной уральской цветочной росписи. Выставка «Сохраняя розу», приуроченная к 265–летнему юбилею лакового промысла, собрала произведения тагильских художников, пишущих подносы с традиционной уральской цветочной росписью и познакомила зрителей с историей тагильского подносного промысла.

        Ретроспективный раздел был представлен произведениями из коллекции Нижнетагильского музея изобразительных искусств - яркими букетами на зеркале подноса старейшей мастерицы уральской росписи А. В. Афанасьевой, произведениями известных тагильских мастеров Тамары Юдиной. Веры Полевой, Ирины Смыковой, Алевтины Голубевой, Ольги Максименюк, Любови Кизиловой, Жанны Овчинникова, Елены Вардугиной, Елены Отмаховой., созданными за период 1970-2000-х годов, в которых главным мотивом является тагильская роза.

afanasieva_roses.jpg
А.В.Афанасьева. Поднос «Розы»


yudina_idillia_001.jpg
Т.Юдина. Поднос «Идиллия»


afanasieva__na_ishode_leta.jpg
А.В.Афанасьева. Поднос «На исходе лета»

        Мы заинтересовались этим темой, стали искать другие материалы и окунулись в удивительный мир уникального народного промысла – уральской росписи по металлу. Технику росписи активно пропагандирует (и обучает!) Татьяна Кудрявцева. У нее есть свой сайт http://www.kudriav.narod.ru/ Об истории этого промысла в Екатеринбурге (Изд-во «Старт», 2000) издана книга А.В.Дмитриева и А.С.Максяшина «Тагильская роза. История «лакирного» дела на Урале», охватывающая период от Демидовых до наших дней.

        Нас, конечно, интересовали, прежде всего, изображения самих роз во времена Худояровых, первых уральских художников. Увы, по материалам, представленным на множестве сайтов, невозможно понять, какие из подносов относятся к середине XVIII века, а какие – к XIX веку. Историков и музейщиков, а также современных комментаторов по этой теме, занимают сами предметы, их историческая и художественная ценность. Ботанические вопросы остаются в стороне. А ведь это любопытнейший материал!

        Как известно, одним из сыновей заводчика Акинфия Демидова, Григорием, в Соликамске в 1731 году был заложен Ботанический сад. Эта история подробно описана на сайте http://www.nkj.ru/archive/articles/9021/. В саду Г.А.Демидова выращивалось не менее 1000 видов растений, в том числе 17 видов алоэ, 18 видов кактусов, 2 вида ангавы, 3 вида амариллисов, 5 видов ананасов, 3 вида канн, пальма кариота, кофе арабский, 3 вида гиацинтов, 2 вида олеандра, 2 вида лавра, мирт с Азорских островов, лимоны, бананы и множество других экзотических растений. Г.Демидов переписывался с К.Линнеем, обменивался с ним семенами. В Соликамске бывали Г.Стеллер и другие ботаники.

        Демидов своей страстью заразил весь город. Не осталось ни одного купеческого дома, где бы не выращивали экзотические растения. Многие заводили свои теплицы, а богатые оранжереи А.Ф.Турчанинова, украшенные цветными витражами, были даже привлекательнее своим видом, чем демидовские. Кстати, именно заводчик Турчанинов впоследствии приобрел демидовский сад у Александра, сына Григория Акинфиевича.

        Русский ученый и путешественник И.И.Лепехин, проезжая в 1771 году через Соликамск в Северную научную экспедицию, подробно описал ботанический сад Григория Демидова в селе Красном, где находилась и его усадьба. Это описание приведено в книге «Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства». В 2010 году издательством «Альфарет» издан репринт 1771-1805 гг., но познакомиться с текстом нам не удалось. Любопытно, есть ли в перечне растений, записанных Лепехиным, розы? Если есть, то, зная их названия (конечно, дикорастущие – других в то время быть не могло), можно было бы выяснить, с натуры Худояровы (или их коллеги) рисовали розы на подносах или копировали с других рисунков - ведь существование ботанического сада Г.Демидова (да и других купеческих садов) на Урале совпадает по времени с возникновением промысла художественной росписи подносов.

        Тагильские подносы в XVIII - середине XIX века - это подносы-картины, когда в центре зеркала подноса располагалось цветочное, пейзажное изображение, а края зеркала обрамлялись широкой полосой геометрического или стилизованного растительного орнамента. Поражает разнообразие форм: круглые, прямоугольные, фигурные и овальные, с ажурной решеткой, с просечными ручками - подносы были шедеврами народного искусства. Урал считается родиной расписных подносов. В первой половине XIX века подносы стали изготавливать в деревнях Московской губернии - Жостове, Троицком, Новосильцеве и др.

        Удивительное дело, но и в московском случае мы нашли параллели с Демидовыми и их ботаническими увлечениями. Старший брат Григория Демидова, Прокофий Акинфиевич (1710-1786), был страстным садоводом, имел сад в Нескучном (в Москве). В 1781 году академиком П.С.Палласом составлен каталог растений П.А.Демидова, где описываются 2224 таксона, находящихся непосредственно в саду, а также в девяти усадебных оранжереях. В предисловии Паллас пишет:

        «Оказанные Вашим Превосходительством Отечеству Вашему великие услуги столько всем известны, что я излишнее почитаю здесь повторять об оных. Но не всем, конечно, известно, что Ваше Превосходительство великую часть имения Вашего употребили на натуральную Историю, а особливо на Ботанику, и при том, что Вы, не довольствуясь тем, чтобы быть владетелем прекрасного сада Вашего, приняли на себя, к удивлению всякого, презирая из любви к сей науке все труды и неудобства воздуха, должность смотрителя над оным, или самого Садовника. И так, дабы сия толико похвальная склонность Вашего Превосходительства к ботанике могла учиниться известна и в месте дойти до отдаленнейших потомков, то вознамерился я в знак должной моей благодарности за благодеяния, Вашим Превосходительством мне оказанные, издать в свет описание ботанического Вашего сада, сочиненное мною в доме Вашем, в котором я столь благосклонно был принят и угощен, и Вашему Превосходительству сей труд мой посвятить».

        В каталоге приводится план сада, подробное описание ландшафтных экспозиций, а также история его возникновения. Но самое для нас интересное то, что впервые в нем зафиксированы 11 видов дикорастущих роз (№№ 1031-1041). Из них только три имели ареалы распространения в России, остальные могли быть завезены из Франции, где они уже входили в моду. Любопытная деталь: большую часть коллекции младшего брата, Григория, Прокофий Акинфиевич перевез к себе в Нескучный сад.

        На представленной картине Левицкого Прокофий Демидов прислонился к столу, на котором стоит железная лейка, лежат раскрытая книга с рисунком цветка и несколько цветочных луковиц. Правой рукой он указывает на два кустика в вазонах с затейливыми украшениями – предположительно розу и примулу.

levitsky_demidov.jpg
Д.Г.Левицкий. Портрет П.А.Демидова. 1773 г.

        Именно в 1780 году, то есть в пору расцвета Нескучного сада П.А.Демидова, предприимчивый крепостной графа Шереметьева, крестьянин из деревни Жостово - Филипп Никитич Вишняков - открыл «лакерную» мастерскую. И у него розы стали центральной темой композиций, используемых в росписи подносов, шкатулок, сундуков и проч. Откуда же взялись розы: фантазия ли это художника, или розы цвели вокруг на самом деле?

        Демидовский сад в Нескучном был не единственным примером ботанической коллекции. Подобная, даже превышающая ее по масштабам, была у графа Алексея Кирилловича Разумовского в Горенках под Москвой. Каталоги Ботанического сада А.К.Разумовского составлял ботаник И.И.Редовский, служивший в имении в 1799-1805 годах. Последний такой каталог был издан в 1805 году, в коем заключалось более 4500 растений, в том числе много редких, едва известных в других местностях Европы. Что касается роз, то по поводу их видового ассортимента существуют разные мнения. Историк С.В.Безсонов указывает на «огромное количество сортов роз», хотя этот факт малоправдоподобен. В 1805 году на всем земном шаре существовала только одна большая коллекция роз из 250 сортов и видов – в саду замка Мальмезон у Жозефины Богарне. В России же, даже при самом богатом воображении, коллекция не могла превышать 50 видов, хотя и это было бы рекордом. В архиве Никитского ботанического сада в Крыму хранятся документы, подтверждающие поступление некоторых видов роз из Горенок в 1813-1819 годах, но речь идет о единицах видов, а не сотнях сортов.

        Вероятно, и в Троицком, усадьбе графа Шереметева, которому принадлежал будущий основатель жостовского промысла, крепостной Ф.Н.Вишняков, были оранжереи. На это указывают остатки старого пейзажного парка. Некогда довольно обширный парк существует с XVIII века, когда была заложена тополиная аллея, посажены липы и редкие для Подмосковья сибирские пихты, лиственницы, кедры. Соседнее Новосильцево, где перед революцией существовали мастерские по производству железных подносов, также в XVIII веке принадлежало княгине А. Я. Шереметевой, урожденной Черкасской.

        Таким образом, розы в Подмосковье и в самой Москве ко времени появления Жостовского промысла были. Почему же все-таки розы стали ведущей темой росписи подносов? Во-первых, они были редкостью, причем гораздо большей, чем, например, ананасы. Во-вторых, центифольные и галльские виды в средней полосе России просто не могли выживать из-за холодов, и выращивание их в оранжереях считалось обязательным условием, - то есть розы были оранжерейными цветами. В-третьих, содержание оранжерей – очень дорогое удовольствие, которое могли себе позволить только богатые господа – опять же единицы в России. В итоге роза, попав в разряд редчайших по русским меркам цветов, стала, с одной стороны, своеобразным символом недосягаемости, а с другой – предметом мечтаний, эдаким эталоном неземной красоты. Это, вероятно, и поражало воображение крестьян-художников. Можем даже предположить, что большинство крепостных мастеров-рисовальщиков в те времена никогда в глаза не видели ни одной розы, только слышали рассказы о заморских чудесных цветах. Повезло, впрочем, тем, кто мог увидеть их нарисованными в усадебных домах своих господ, - на картинах, на мебельной обивке, на книгах и т.д.

        Вернемся, однако, к подносам. Возникновение подмосковного промысла художественной росписи подносов принято связывать с 1825 годом - датой открытия самостоятельной мастерской сына Вишняковых - Осипа Филипповича Вишнякова. В прейскуранте Вишняковых значилось: «Заведение братьев Вишняковых лакированных металлических подносов, сухарниц, поддонов, из папье-маше шкатулок, портсигаров, чайниц, альбомов и проч. существует с 1825 г.». Из ранних произведений мастерской Вишняковых дошли до наших дней лишь две шкатулки из папье-маше, подписанные литерами „Ф. Ф. В." (.Фабрика Филиппа Вишнякова").

zostovo_001.jpg
Поднос овальный «Букет». Конец XIX в. Жостово.
Мастерская братьев Вишняковых


zostovo_002.jpg
Поднос овальный «Розы и фиалки». 1870-е гг.. Жостово.
Мастерская братьев Вишняковых



        Первые подносы изготовлялись из папье-маше, как и выпускавшиеся вместе с ними коробочки, табакерки, марочницы и шкатулки. Поначалу и украшавшая их живопись была одинаковой - пейзажи, писанные с гравюр и картин, летние и зимние тройки коней, чаепития за столом. Но в сравнении с оригиналами они были упрощены в композиции и цветовом решении, что придавало изображенным сценкам большую декоративность, отвечающую назначению подноса как бытового предмета.

        В это время увеличился спрос на подносы в городах. В трактирах, питейных заведениях и гостиницах подносы использовались и по их прямому назначению, и как украшение интерьера. Подносное производство в Жостове постепенно отделилось от лаковой миниатюры на папье-маше. Возникло немало мастерских, изготовлявших подносы на продажу в Москве, Петербурге и других местностях.

zostovo_003.jpg
Поднос. 1870-е гг. Мастерская О. Ф. Вишнякова



        Параллельно с мастерской О.Ф.Вишнякова в 1830 году в деревне Жостово возникли мастерские Тимофея Максимовича Беляева, Егора Федоровича Беляева и Василия Леонтьевича Леонтьева. В 1826 году в Троицком открыл свою мастерскую и стал заниматься изготовлением подносов из папье-маше крестьянин Андрей Алексеевич Зайцев. Крупной мастерской, в которой также изготавливали металлические подносы, была мастерская Цыгановых в деревне Новосильцево. Она была основана в 1855 году Ефимом Федоровичем Цыгановым. В 1876 году ему и его сыновьям Степану, Никите и Ивану принадлежали уже две мастерские, в которых работало вместе с хозяевами 49 рабочих.

        К середине XIX века мастерских в округе насчитывалось уже двенадцать: Беляева, Митрофанова, Зайцева, Леонтьева и других. Промысел развивался, и подносы начали делать не только из папье-маше, но и из железа. В 1-й трети XIX в. насчитывалось 6 мастерских, к 1830 г. - 8 мастерских, к 1850 г.- 12, к 1876 – до 20-ти. Число мастеров достигало 246 человек.

zostovo_004.jpg
Поднос фигурный «Букет с розами». Вторая половина XIX в. Жостово.
Мастерская братьев Годиных

        Одна из местных усадеб – Данилково (от имени Данилы Зубова), что ныне входит в село Федоскино, - принадлежала П.И.Коробову. Здесь с 1790-х годов развивалась русская лаковая миниатюра. В 1817-1819 гг. произвоство переходит к зятю П.И. Коробова - П.В. Лукутину. Этот человек был прекрасным организатором, обладал не только большим художественным вкусом, но и тонким чутьём рынка. Вслед за коробовской фабрикой в Москве и Петербурге открылись несколько мелких фабрик и мастерских, но все они не выдерживали конкуренции с коробовско-лукутинской фабрикой. Изделия лукутинской фабрики – овальные и фигурные табакерки типа рокайль, спичечницы, чайницы, карточницы, кошельки, пасхальные яйца, различные шкатулки и коробки, декоративные тарелки, ложки, пепельницы, письменные приборы и прочее. Однако сюжеты, используемые в росписи, не имели отношения к розам – поначалу это были пейзаж, ландшафт, картинки по историческим событиям, а позднее – копии живописных полотен на тему крестьянской жизни, жанр, портреты и т.д. Здесь важно то, что оба промысла – подносы и лаковая миниатюра – находились в соседних деревнях и мастера-художники часто перебегали из одного предприятия в другое. Секреты лаков, отдельные способы нанесения красок и художественные приемы, - все это, появляясь в одном месте, плавно перетекало в другое. После развала лукутинского дела некоторые федоскинские мастера перешли к Вишняковым. Поступив к Вишняковым, лукутинские мастера лучше осваивали декоративные приемы крестьянского искусства, но условия работы были более тяжелыми (11 – 12 часовой рабочий день).

fedoskino_001.jpg
Табакерка. Вторая половина XIX в. Фабрика П.В. и А.П.Лукутиных


zostovo_005.jpg
Поднос «гитарный» - «Цветы». Конец XIX - начало XX в.
Неизвестная мастерская

        В жанровой и цветочной росписи подносов мастера использовали те же приемы, что и в миниатюрной живописи на шкатулках. Цветы писали масляными красками, применяя технику лессировочного письма. У Вишняковых сложилась своя особая изысканная композиция букета, составленного из раскрывшегося цветка розы, георгина и вьюнка в окружении листьев и мелких цветов с бутонами. Эти виртуозно исполненные цветы напоминают и миниатюрные букетики на лаковых шкатулках, и цветы на фарфоровых чашках подмосковных фабрик. Букеты писали не только на черном фоне. Более нарядной получалась роспись на цветных фонах.

        Своего рода итогом достижений старых мастеров Жостова в живописи декоративного букета яви¬лось творчество Осипа Ефимовича Бурбышева (1867-1919). Его имя овеяно легендами. Рассказывают, что он мог выполнить заказ любой сложности, был ведущим художником у хозяина.

zostovo_006.jpg
О.Е.Бурбышев. Поднос. 1890-1900-е гг.


zostovo_006_1.jpg
О.Е.Бурбышев. Поднос. Деталь. 1890-1900-е гг.

        В годы первой мировой и гражданской войн производство подносов прекратилось и возобновилось вновь в 1920-е годы. Художники организовали несколько трудовых артелей - в Новосильцеве, Жостове и Троицком. В 1928 году товарищества объединились в артель „Металлоподнос". В 1930 году в деревне Жостово для новой артели было выстроено каменное здание.

        Разные тенденции и направления скрестились в искусстве выдающегося мастера А.И.Лёзнова, чье незаурядное природное дарование позволило освоить эти тенденции и влить их в русло жостов¬ских живописных традиций. Ему привелось рабо¬тать с рядом художников-профессионалов, созда¬вавших образцы для подносных росписей. Лёзнов не только сохранил декоративные принципы искусства Жостова, но обогатил их опы¬том станковой живописи, не нарушив традицион¬ного стиля. У Лёзнова 1930-х годов поднос - не столько бытовой предмет, сколько декоративное панно.

zostovo_007.jpg
Алексей Лёзнов.
Поднос овальный «Корзина с цветами, фруктами и птицей».1931 г.


zostovo_008.jpg
Алексей Лёзнов. Поднос - панно «Букет». 1930 г.


zostovo_009.jpg
Иван Леонтьев. Поднос фигурный «Букет на синем фоне». 1930-е годы


zostovo_010.jpg
Николай Антипов. Поднос «Орнаментальный». 1975 г.

        В период 1920-1930-х годов с мастерами-жостовцами сотрудничали профессиональные художники: П. П. Кончаловский, П. А. Спасский, Б. Н. Ланге, П. П. Соколов-Скаля. В 1950-1960-е годы артель возглавлял А. П. Гогин - талантливый художник и очень требовательный руководитель. Он добивался от мастеров высокого качества работ и заставлял оттачивать технику живописи. Большой его заслугой явилось сохранение и закрепление в коллективе самобытной техники цветочной росписи.

        В России существовал и еще один центр промысла – Петербург. В 1829 году в Петербурге состоялась первая мануфактурная выставка, на которой представил свои лаковые изделия Мартын Боль, владелец фабрики на Невском проспекте. Среди прочих вещей там оказалось и «подносов разных цветов с живописью, ценой по 100 р. три штуки». Эти изделия были оценены очень высоко, и примечательно, что Боль отпустил французских мастеров со своей фабрики, удовлетворившись работой русских умельцев. В 1829 г. были представлены подносы разных форм и другого мастера - Иоганна Францевича Пеца, который держал свое предприятие у Тараканова моста, в доме графа Орлова. Отец и сын Пецы были в числе первых экспонентов на петербургской выставке. С 1830-х гг. подносы, металлические и из папье-маше, покрытые лаковой живописью, производились в мастерских Лаксмана, Ивана Ада, Богдана Яна, Карла Крейтона, Ивана Эрнста, Андрея Мартусевича – два последних мастера выставляли свои изделия на мануфактурной выставке 1853 г.

        Но особенно высокого художественного качества были изделия Якова Егоровича Лабутина, государственного крестьянина, записавшегося в ремесленную цеховую организацию Санкт-Петербурга. В собрании Эрмитажа имеются его изделия - фигурные подносы из лакированной жести, за пластичную линию силуэта называемые «усатыми».

labutin_001.jpg
Поднос фигурный «Цветы и колибри».
Середина XIX в. Петербург. Фабрика Якова Лабутина

        А теперь самое главное. Приведем цитату из исследования Н.И.Бедника: «Жостовские букеты никогда в точности не повторяют живые цветы, их не пишут с натуры. Это - условное изображение, потому что оно живет по условиям, которые ему диктует плоская, одноцветно окрашенная поверхность подноса, а также воля и фантазия художника - быстрота его руки, легкость его кисти, любовь к яркому, броскому цвету».

        Вот тебе и раз! Оказывается, все, что касается роз, мы сами придумали. Может быть, и так, но одно несомненно: вместе с появлением новых сортов роз в Европе, а затем в России, изменялись и рисунки роз на подносах. Если в первой половине XIX века изображались розы «столепестковые» - центифольные или полумахровые шиповники, то к концу столетия форма цветка на подносах заметно изменилась. У розы явно прибавилось лепестков, форма ее стала более раскрытой, в палитре появился желтый цвет, чего раньше в живых розах не наблюдалось. И уж совсем другими выглядят розы на современных подносах.

zostovo_011.jpg
В.В.Графов. Панно 'Подмосковное утро'. 1978 г

        Сегодня жостовский промысел ушел в «подполье». В начале 1990-х годов на производстве работало 290 художников, сейчас – 25. Фабрика выкуплена одним из московских банков. Люди, которые ушли с фабрики, работают дома. Авторские подносы на кованом вручную металле, безусловно, отличаются мастерством исполнения от поточных, да и ценой тоже. Благодатные времена доступного всем фабричного авторского Жостова уже прошли, сегодняшнее авторское Жостово – это бизнес.

        В заключение несколько слов о современных деревянных подносах. Сегодня в большой моде подносы в технике «декупаж», «под старину». Есть ручные и фабричные подносы. Рисунок сильно отличается от жостовского, да и розы выглядят ультрамодно.

tray_roses_001.jpg



        Новые техники позволяют переносить рисунки старых мастеров на поверхность подноса, создавая, таким образом, имитацию старинных цветных гравюр.

tray_roses_002.jpg


tray_roses_003.jpg



        Вернемся к тому, с чего начали, - к тагильской розе. Изучая другие народные промыслы на Урале и в Сибири – иконопись, роспись берестяных бураков, праздничных прялок и других деревянных бытовых предметов – мы заметили, что понятие «тагильская роза» родилась именно там, где существовали демидовские заводы, и получило распространение искусство росписи металлических подносов. В некоторых других народных искусствах элемент «тагильская роза» использовался наряду с другими растительными элементами – купавками, тюльпанами, ягодами. Конечно, это не доказывает существование роз в Соликамском ботаническом саду Григория Демидова в XVIII столетии, но наводит на такие размышления.


       Продолжение http://www.kajuta.net/node/2794