История роз Орлеана. L'histoire des roses d'Orléans





История роз Орлеана





Ю.Арбатская, К.Вихляев




        Выращиванием роз орлеанские жители занимались еще в XI веке. В хронике аббатства Меюн-сюр-Луар, отмечено, что среди набора лекарственных и пряных растений монастырского сада было много розовых кустов. С XIII века розы появились в садах знатных орлеанских семей, а в XVII столетии садоводство становится одним из основных видов деятельности в Орлеане. Состав почвы, благоприятный мягкий климат, многочисленные, по-королевски богато украшенные сады вдоль берегов Луары, а также близость к столице привели к тому, что в начале девятнадцатого века в Орлеане стали возникать крупные розарии.

        Распространению моды на розы в это время немало способствовала Жозефина Богарне, супруга Наполеона. Не только в Орлеане, но практически во всех регионах Франции в первые годы позапрошлого столетия стали стремительно появляться питомники, где садоводы занимались исключительно выведением новых сортов роз. История сохранила имена первых селекционеров, которые и поныне составляют славу и гордость французского розоводства. В нормандском городе Руане это был Превост, в Бри - Коше, в Анже – Вибер, в Лионе – Лашарм и Гийо. В Орлеане первым селекционером и первым владельцем большого питомника, специализировавшемся на выращивании роз, был Може (Mauget).

2733_mini.JPG

        Питомник находился в пригороде Орлеана, местечке Банье. В течение 30 лет (1819-1849) Може вывел и распространил по всей стране около 60 новых сортов роз. Он был первым орлеанским розоводом, который так много сделал в области производства новых сортов этой культуры. Только знаменитый орлеанский селекционер Тюрба в начале XX века выведет такое же количество новых сортов роз. Причем, в отличие от всех своих последователей, которые специализировались на производстве новых сортов в пределах какого-либо одного вида или группы, Може экспериментировал по всему видовому многообразию роз, известных на тот период времени.

        После Може в Орлеане было много различных садоводов, занимавшихся выращиванием роз. Среди них можно отметить такие имена, как Эдуард Дефоссе, Довесс, Исидор Рибо, Корбюф, братья Транзон. Значительный вклад в выращивание роз в Орлеане внесла династия Винерон (Vigneron). Отец Жак Винерон, а затем его сын Алсид в течение 60 лет были ведущими производителями роз в провинции. Это были коммерсанты, продвигавшие на рынок не только орлеанские розы, но и все новые сорта, появлявшиеся во Франции. В 1905 году каталог питомников Дома «Винерон и сын» насчитывал около 1000 сортов роз.

        Жаку Винерону во многом обязано своей популярностью и учрежденное в 1837 году, но не имеющее в своем составе до этого крупных производителей роз, Общество Садоводства Орлеана и Луары (SHOL). В 1852 году Винерон становится членом этого общества, а уже на следующий год в рекламных проспектах общества появляются сорта из питомников Винерона. В задачи общества входила публикация ежегодных сводных каталогов садоводов Орлеана, участие в различных международных выставках, широкая реклама новых видов растений. Однако общество занималось не столько розами, сколько другими садоводческими культурами, приносящими прибыль. Со временем его внимание к розам совсем ослабло, и в 1874 году возникла новая ассоциация, Садоводческое Общество Луары (SHL), членами и учредителями которого стали представители нового поколения розоводов – братья Эжен и Альбер Барбье. К ним впоследствии примкнул Жан Корбюф (в 1885 г.), а также Рене Барбье – сын Альбера. Между двумя обществами разгорелась настоящая война, поскольку кланы Винеронов и Барбье и до этого соперничали между собой.

        Особую остроту соперничество приобрело в 1882 году, когда по инициативе нового садоводческого общества напротив здания ратуши в Орлеане была организована первая специализированная выставка роз. В итоге, в то время как старое общество продолжало организовывать конкурсы на лучшие растения, где розам отводилось весьма скромное место, новое общество стало с этого времени проводить конкурсы на лучшие новые сорта роз, а остальным растениям на этих выставках была отведена второстепенная роль. Конкурсы стали регулярными, и, конечно, первые места присуждались розам, выведенным Барбье и их соратникам по обществу. После смерти отца в 1886 году, сын Алсид Винерон участвуя в выставке, устроенной конкурентами, завоевывает медаль за одну из своих новинок. Этот факт послужил причиной тому, что некоторые члены общества SHL переметнулись назад – в SHOL. Лишь мировая война 1914-1918 годов прекратила соперничество, не доставлявшее радости более мелким производителям роз в Орлеане. Сам факт такой непримиримой конкуренции не только свидетельствовал о небывалом взлете «розомании», но и создавал, как сегодня принято говорить, скандальный пиар вокруг орлеанских селекционеров. В военные годы выставки-конкурсы не проводились, а к 1919 году уже английские розы стали завоевывать все большую популярность в Европе. Таким образом, было принято решение объединить оба общества в одно, что и произошло на учредительном съезде 5 апреля 1919 года. Общество Садоводства Орлеана и Луары (SHOL) существует по сей день, активно помогая современным владельцам розовых питомников и селекционерам.

        Наряду с семьей Винеронов в Орлеане и его предместьях трудились и другие розоводы, не менее известные сегодня во Франции. К ним можно отнести династии Вильморен, Робишон, Левавассер, Тюрба, Гушо, уже упоминавшиеся нами Барбье и многих других.

Vilmorin.jpg
Морис Левек де Вильморен

        Морис Вильморен, например, как селекционер проявил себя не очень ярко, но его вклад в историю развития производства роз во Франции неоценим. Будучи дружен со многими католическими миссионерами, изучавшими флору Китая, а также благодаря тесному сотрудничеству с производителями роз, в том числе со знаменитым уже в то время Жюлем Граверо, Вильморен первым из орлеанских розоводов собрал бесценную коллекцию исторических роз. Он унаследовал от своих родственников огромное розовое хозяйство и, начиная с 1894 года, он создал коллекцию кустарников Fruticetum, ведущее место в которой занимали розы. В 1904 году Вильморен опубликовал свой каталог, в нем содержалось 400 наименований роз, где присутствовали практически все видовые розы, известные к тому времени. Вместе с розарием Лей-ле-Роз (в каталоге 1902 года были собраны 969 сортов и видов роз) эти две коллекции охватывали практически всю историю роз мира. Увы, в Орлеане не оценили по достоинству сокровище, собранное Вильмореном, и садоводы не смогли извлечь из этого предприятия все преимущества. Коллекция со смертью хозяина практически пропала, несмотря на то, что ею владело государство. А ведь в его коллекции находились не только редкие китайские и японские виды, положившие начало розам групп rugosa, wihuruana, multiflora, vindiflora, но также мускатные розы Кашмира, Rosa beggeriana, найденная в Бухаре, образцы роз из Персии. Жюль Граверо передал ему в дар из своей коллекции редкие гибриды розы rugosa, gallica, lutea, присланные из Турции. Особый интерес представляла, утраченная сегодня, коллекция туркестанских роз, подаренная Вильморену русским генералом Корольковым. В ней была одна Rosa webbiana, а также найденная на Кавказе Rosa oxiodon, привезенная в Европу в год опубликования каталога – в 1904.

        Появление фамилии Барбье среди производителей роз Орлеана ознаменовало собой новую эпоху в развитии этой культуры. В отличие от Винерона, Барбье сделал упор на плетистые розы. В конце XIX - начале XX в. среди любителей роз повсеместно вошло в моду создание специализированных садов роз – розариев. Пример розария Граверо в Валь-де-Марне (1894-1896) и розария Багатель в Париже (1905) был заразителен. Многочисленные любители стали устанавливать в своих садах перголы, беседки, пилоны, арки, что, в свою очередь, требовало все новых и новых сортов плетистых роз.

Val_de_Marne_001.jpg
Розарий Лей-ле-Роз в местечке Валь-де-Марн. Современный вид

        Альбер Барбье к 1913 году владел розовыми питомниками в Орлеане общей площадью 185 га, а количество рабочих на его предприятии насчитывало, в зависимости от сезона, от 200 до 350 человек. Брат, племянник, а позднее сын Альбера продолжили дело известного розовода. Именно плетистые розы под общим названием Wichura прославили семейный дом Барбье. Эта группа плетистых роз происходит от ботанического вида Rosa wichuraiana, найденного в Японии и Китае. На самом деле, с абсолютной точностью родительский сорт этой розы назвать невозможно. Скорей всего, первый куст этой розы – Rosa luciae - был привезен во Францию японским посланником в 1870-1871 гг. В это же время немец Макс Эрнст Вихура (Wichura) послал из Японии куст другого ботанического вида, который назвали в его честь Rosa wichuraiana. Оба куста были очень близки по внешнему виду и их часто смешивали.

        Из всех специалистов дома Барбье самого большого успеха в области селекции новых сортов плетистых роз добился младший член семьи – Рене. Получив первоначально несколько саженцев из США, где этот вид уже был известен, Барбье уже к 1914 году вывел около 30 новых сортов роз. Интересный факт: первые американские образцы плетистых гибридов находились рядом с Барбье - в питомнике Вильморена, и не было необходимости заказывать черенки из Америки!
        Розы, выведенные Барбье, сегодня известны во всем мире. Например, роза ‘Александр Жиро’ украшает центральную колоннаду-перголу в розарии Лей-ле-Роз, ‘Альберик Барбье’ прославилась своей устойчивостью к болезням, ‘Франсуа Жюранвиль’ имеет уникальный необычный медный оттенок. Иными словами, розы Барбье сегодня растут везде, от Канады до Новой Зеландии.

        Другой селекционер – Левавассер, прославил свой родной город полиантовыми сортами роз. О размахе предприятия Левавассера хорошо говорит следующий факт. Общество «Левaвассер и сыновья» в 1912 году имело в своих питомниках 800000 кустов роз примерно 1500 наименований.

Levavasseur_001.jpg

        Однако сам Левавассер не был новатором. Он использовал разработки лионских селекционеров. Так называемую «полиантовую» группу во Франции составили розы, происходящие от карликового сорта «Маргаритка», выведенную в свое время известным лионским розоводом Гийо от японского вида Rosa multiflora. Именно этими розами преимущественно и занимался Левавассер. Единственный сорт, в отношении которого доподлинно известно, что он выведен непосредственно Левавассером – это полиантовая роза ‘Madame Norbert Levavasseur’. Комиссия, состоящая из таких знатоков роз, как Винерон, Корбюф и Эмери-Пруст, единодушно присудила этой розе первое место и золотую медаль в 1903 году.
У розы ‘Madame Norbert Levavasseur’, однако, была интересная судьба. Этот сорт при скрещивании с другими сортами дал великолепное потомство, которое ныне составляет славу орлеанской коллекции. К ним относятся розы ‘Слава Орлеана’, ‘Роза Орлеана’, ‘Маршал Фош’.

В 1904 году появился первый каталог новой розоводческой фирмы «Жюль Гушо и Тюрба». Сам Гушо к тому времени был уже известным садоводом, но селекцией роз он не занимался. Учрежденное им предприятие существовало с 1869 года, но истинное признание оно получило с появлением Эжена Тюрба. Придя в 1881 году к Жюлю Гушо в возрасте 16 лет в качестве ученика, Тюрба со временем превратился в настоящего селекционера. После смерти учредителя в 1920 году предприятие полностью перешло в руки Эжена Тюрба по наследству: он был женат на дочери Гушо. С 1910 по 1932 годы им были выведены и запущены в продажу 62 новых сорта роз: 32 наименования полиантовых роз, 17 сортов розы Wichura, 8 сортов мультифлоры и другие. К ним нужно добавить 44 гибрида других групп.

Turbat_001.jpg
Эжен Тюрба

        В конечном счете, Тюрба произвел на свет столько новых роз, сколько не удавалось никому в Орлеане за всю историю розоводства. Тюрба скончался в Орлеане в 1944 году в возрасте 79 лет. Он оставил после себя такое наследие, что на сегодняшний день нет ни одного розария в Европе, где бы не были представлены розы, выведенные Эженом Тюрба.

        Семейная династия Робишон, известная в мире производителей роз, тоже оставила значительный след в истории роз Орлеана. Это очень старая династия: отцы, сыновья, племянники, кузены – все были садоводами. Первоначально семья Робишон занималась всем подряд. Они выращивали разные растения и продавали их у себя в магазине. Еще в 1850 году все члены семьи состояли в Обществе Садоводства Орлеана и Луары (SHOL). Первым из садоводов, кто стал заниматься исключительно розами, был Альтен Робишон (Altin Robichon, 1859-1939). Между 1902 и 1913 годами он ввел в селекцию более двадцати новых сортов роз разных садовых групп: чайных, чайно-гибридных, полиантовых и мультифлора. Особый успех имела роза ‘Снег апреля’, выведенная в 1908 году.

0005_0.jpg

        Другая ветвь семейства Робишон организовала предприятие «Дом Робишон-Лойе» и отдавала предпочтение разведению новых сортов роз, выведенных другими селекционерами. Так как семейство занималось еще и разведением азалий, то в каталогах Дома удельный вес каждой культуры был примерно одинаковым. «Дом Робишон-Лойе» активно сотрудничал с английскими и итальянскими питомниками, тем самым подливая масла в огонь соперничества между фамильными родами розоводов, и без того накаленного до предела.
        Наконец, третья ветвь семейства Робишон прославилась сыном Артура Робишона – Марселем. В 1927 году он вывел свой первый новый сорт розы ‘Sunshine’, происходящий от родительских сортов роз разного происхождения - французской и английской. До начала второй мировой войны Марсель Робишон успел вывести еще только два новых сорта, но зато он много сделал для продвижения в селекцию итальянских новинок.

Robichon_0006.jpg
Марсель Робишон

        Конечно, селекция, получение новых сортов роз – благородное дело, но, в конечном счете, не селекционеры занимались распространением орлеанских роз по всему свету, а многочисленные производители. В Орлеане их насчитывались сотни. Они владели питомниками и хозяйствами разного уровня доходности и размера. Основная масса этих питомников располагалась в южном пригороде Орлеана, квартале Сен-Марсо. Они следовали друг за другом вдоль автострады Париж-Тулуза. Вся долина представляла из себя бесконечное цветущее море площадью более 800 гектаров. В сентябре, во время цветения роз, многочисленные парижане и местные жители стекались полюбоваться этим феерическим спектаклем.
        Размножение роз, как правило, очень трудоемкое и долгое дело. Ведь чтобы довести новый сорт до такого количества кустов, чтобы он мог продаваться без ограничений, нужны годы кропотливого труда. Поэтому выращивание роз в Орлеане, как и в других регионах, было семейным предприятием. Профессия розовода передавалась от отца к сыну, от сына к внуку. Практически вся родня мужского пола в семье, в том числе братья и зятья, владели собственными питомниками. Очень часто фамильные предприятия роднились между собой, сочетая браком детей и внуков. Поэтому, вникая в историю разведения роз в Орлеане, порой очень трудно разделить принадлежность розоводческих хозяйств по фамильному признаку.

        Кроме фамильных предприятий в Орлеане существовали и целые концерны по производству розовых кустов. Одним из таких предприятий было объединение питомников под общим названием акционерное общество «Большие Розарии долины Луары». Это название появилось в 1911 году, когда во главе предшествующего ему предприятия «Ури и сыновья» (образованного еще в 1853 году при Може и Винероне) встали директора Леон Ури и Рене Кассегрен.
        «Большие Розарии» полностью изменили подход к продаже роз. Отвечая требованиям времени, общество стало интенсивно внедрять передовые методы реализации. Вот некоторые выдержки из рекламных проспектов того времени:

        «…Наши магазины, мастерские, лаборатории, отделы построены с учетом современной планировки. Все сервисные службы обеспечены телефонной связью. Наши упаковочные магазины, каждый площадью 500 кв. м, полностью закрыты и освещены мощными электрическими лампами. Наши новые оранжереи, благодаря термоподогреву, даже в самые сильные холода имеют минимальную температуру 25 градусов. Они также имеют электрическое освещение, а специальные аппараты позволяют автоматически следить за минимальными и максимальными температурами».
      «Наша фотографическая служба, вероятно, лучшая из всех, что имеют садоводческие учреждения мира, позволяет нам сфотографировать все интересные новинки наших культур во время их цветения. Фотографии цветные, по методу автохрома Люмьера».
        «Наши садоводческие исследовательские лаборатории изучают и внедряют новейшие изобретения, и в особенности наш новый инсектицид без никотина и наше новое удобрение на основе сульфата окиси магния…»
(Цитируется из книги: F. Joyaux. Roses et Rosiéristes de l’Orléanais – Editions Hesse, 2006).

        Таким образом, «Большие Розарии долины Луары» представляли собой, по сути, новую модель садоводческого предприятия, для которого реклама была первейшим делом. Общество заботилось о каждой мельчайшей детали в процессе реализации продукции: «Все наши розовые кусты при отправке снабжаются цинковой штампованной этикеткой с нашим именем и названием сорта розы, нанесенными несмываемой краской». Рекламные проспекты выходили на всех языках и обещали не только доставку саженцев автомобилем, но и для иногородних клиентов встречу на вокзале Орлеана с последующим бесплатным размещением и сервисом. В каталоге за 1913 год даже был нарисован иллюстрированный график соотнесения 35000 каталогов общества, выходящих в год (7700 м), и высот Эйфелевой башни (300 м) и Монблана (4810 м)!

        Кроме роз акционерное общество выпускало массу сопутствующих товаров под общим названием «Багатель». Помимо «инсектицида без никотина» и «нового удобрения на основе сульфата окиси магния» оно производило также «настоящее розовое масло», составленное «специально для элегантных клиенток». Общество предлагало разнообразное сервисное обслуживание, в том числе и ландшафтное проектирование розариев. Все перечисленное должно было, по замыслу учредителей, привлечь на свою сторону клиентов и стать достойным ответом английской и американской розовой продукции, которая хлынула нескончаемым потоком в Европу, особенно в первые послевоенные годы (с 1919).
        Коммерческая политика общества «Большие Розарии долины Луары» сильно отличалась от методов продажи других производителей роз. Во-первых, общество сразу отмежевалось от остальных «садовников», объявив их в своих проспектах весьма кустарными и отсталыми семейными предприятиями. Во-вторых, общество из всего многообразия сортов выбрало только 200 наименований: «Наши новые клиенты, возможно, удивятся, что мы ограничились 200 наименованиями в нашем каталоге, но этому мы даем следующее объяснение. Долгие годы все садоводческие каталоги, по нашему мнению, были переполнены фантастическим количеством более или менее выдающихся, но в большинстве случаев, очень обычных роз. Это разнообразие превратилось в настоящий хаос, в котором многие любители не могут отличить один сорт от другого: нас легко понять, если мы скажем, что существует приблизительно 12000 видов и сортов роз. Мы подумали об этом и отобрали для вас 200 наилучших сортов…». Однако, как показала практика, последнее нововведение оказалось трудно выполнимым: уже в 1928 году общество отберет и представит в каталоге «300 красивейших роз» из 700 схожих разновидностей.
        Наконец, как и многие розоводческие предприятия, общество иногда самовольно переименовывало чужие розы, выдавая их за свою селекцию. Впрочем, в отличие от более мелких производителей, «Большие Розарии» этим не злоупотребляли.

        Первая мировая война спутала все планы акционерного общества. Если бы не Леон Шено, который фактически уже на второй день после объявления войны встал во главе общества, «Большим Розариям» вряд ли удалось бы выжить. Так как Леон Шено, наряду с разведением роз, занимался выращиванием и других зеленых насаждений в собственных питомниках до приобретения «Больших Розариев», общество с этого времени значительно расширило круг своих предложений клиентам. Особенно хороши у Леона Шено были коллекции клематисов и пионов.
        Во времена мирового экономического кризиса 1929-1931 годов, когда английские и американские розоводческие фирмы разорялись одна за другой, «Большие Розарии», благодаря расширению своей деятельности, сохранили объемы продаж. Так, каталог 1930 года при 33 страницах наименований предлагаемых роз насчитывал также 80 страниц наименований лиственных и хвойных деревьев, кустарников, трав, а также овощных и плодовых культур.

        Конечно, кризис 1929-1931 годов очень сильно сказался и на орлеанских производителях. А накануне второй мировой войны селекционная работа в Орлеане и вовсе зачахла: крупные дома Барбье и Тюрба новых роз не производили, а подавляющее большинство розоводов ограничилось простым увеличением количества розовых кустов, причем в основном лионской и зарубежной селекции. Неожиданно начавшаяся война и вовсе ухудшила положение. Многие семьи в военные годы потеряли своих родных, особенно тяжело война отразилась на семействе Барбье.
        На следующий день после окончания Второй мировой войны в среде розоводов вновь возник оптимизм, поскольку, как им казалось, открывались новые возможности для селекции. Сначала ввел в производство свои новинки в 1945-1946 годах Марсель Робишон, которого в 1970 году сменит Андре Эв (André Eve). За ним вскоре последовали сообщения о новых сортах Раймона Гожара (Raymond Gaujard) в 1947-1950 гг. и Эмери-Обера (Hémeray-Aubert) начиная с 1957 года. Эти открытия позволяли надеяться на возрождение славы и традиции орлеанской селекции роз.

        В конце 1940-х годов общая картина была похожа на довоенную. По-прежнему лидерство в разведении роз держали семейные дома Барбье, Тюрба, Эмери-Обера, а также Леона Ламберта, который приобрел учреждение Левавассера и дал ему новое амбициозное название – «Большие Питомники Орлеана». Другие производители были известны меньше, но и они проявляли активность. Все питомники составляли огромный производственный потенциал, который всегда был важен для орлеанского региона как одного из ведущих поставщиков роз на внутренний и мировой рынок. Если до 1914 года орлеанские розы продавались миллионами, то теперь сотнями тысяч, но и это было очень хорошо.

        В 1952 году Орлеан принимал Национальный Конгресс розоводов, в рамках которого орлеанскими владельцами питомников 19-22 сентября была организована выставка. На Конгрессе выступил с отчетом председатель Общества Садоводства Орлеана и Луары Раймон Шено, а после официальной части, на банкете, он напомнил участникам: «Орлеан является настоящей колыбелью Розы, так как мы можем насчитать в нашем обществе добрую сотню розоводов, производящих около двух миллионов саженцев в год». Его слова произвели впечатление на участников Конгресса, и это было правдой.

        Время от времени в Орлеане проходили и развлекательные мероприятия с целью популяризации садоводческих учреждений. Например, ежегодно в городе проводился автопробег «Ралли Розы», и в 1955 году все 48 автомобилей, участвующих в автопробеге, были украшены розами. Из более серьезных мероприятий можно назвать «Фестиваль роз», организованный Обществом Садоводства долины Луары в сентябре 1962 года. Помимо традиционного международного конкурса роз, на фестивале были представлены все орлеанские розы, занявшие первые места на конкурсах разных лет.

0004_0.jpg
Работа декораторов из питомников Эмери-Обера

        Начиная с 1970 года, для Орлеана наступили трудные времена. Новый экономический кризис поразил отрасль садоводства. Многие питомники в Орлеане стали закрываться, а некоторые переместились подальше от Орлеана – в провинции Сен-Дени-эн-Валь, Сен-Сир-эн-Валь, и дальше – в Питивье и Беллегард. Орлеан остался «колыбелью роз», но пустой колыбелью. За 20 с лишним лет рост цен на недвижимость, даже за чертой города, увеличение стоимости производства, непрерывное возрастание расходов на социальные нужды заставили многие садоводческие хозяйства либо полностью свернуть свои программы, либо переключиться на другие виды деятельности. Иностранная конкуренция, затруднения с персоналом, свертывание производств в странах Африки и Латинской Америки вследствие борьбы против колониальной зависимости были дополнительными факторами, которые обескураживали молодое поколение. Молодежь отказывалась продолжать дело отцов и дедов, преемственность в деле семейного разведения роз стала трещать по швам.

        Первой жертвой стал дом Барбье. Уже после кризиса 1929-1931 годов это предприятие не ввело ни одного нового сорта в торговлю, за исключением последнего в 1933 году. Кроме того, война и потеря двух членов семьи сильно ударили по финансовому состоянию учреждения. Наконец, оказалось, что к 1970 году в семье Барбье нет преемника, желавшего продолжать дело, и в 1972 году, не найдя покупателя на свои питомники, дом Барбье прекратил свое существование.
        Такая же участь постигла и упоминавшееся акционерное общество «Большие Розарии долины Луары». Успешно преодолев времена Второй Мировой войны и послевоенный период под руководством Бернадена, общество избрало себе нового руководителя в лице бельгийца Адольфа Хендрикса. Тот, участвуя в международном конкурсе роз в 1959 году, выставил под своим именем розу, выведенную Марселем Робишоном в 1953 году. Обнаружив подлог, Общество Садоводства долины Луары исключило его из своих рядов, дела учреждения резко пошли на спад, и, в конечном счете, «Большие Розарии» в 1983 году перестали существовать.

        Питомники Тюрба сопротивлялись кризису немного дольше, но и они должны были прекратить всякую деятельность, поскольку двое сыновей Марселя Тюрба (сына своего знаменитого отца Эжена) отказались продолжать дело отца, а Жан Тюрба переключился на более широкую садоводческую деятельность.
        Один за другим более мелкие производители тоже либо перепрофилировали свои предприятия, либо исчезли совсем. Например, питомники Бюрт просто исключили из своего каталога розы, питомники Травера переключились на выращивание клематисов и т.д. Те, кто занимался выращиванием и продажей исключительно роз, пострадали больше всех: амбициозное предприятие «Большие Питомники Орлеана» (преемник учреждения Левавассера) и «Большие Питомники и Розарии» Эмери-Обера полностью исчезли с лица земли. Такие примеры можно продолжать и дальше.

        Таким образом, началось глубинное разрушение самой культуры выращивания роз в Орлеане, да и во всем регионе долины Луары. Даже питомники, находящиеся далеко от городской черты, ощутили на себе тяжесть кризиса, а некоторые и совсем закрылись. Так случилось с питомником Пьера Гожара в Сен-Дени-эн-Валь и питомником Франца Товена в провинции Сен-Сир-эн-Валь.

        В 90-е годы прошлого столетия снова начался некоторый подъем в экономике Франции, а вместе с ней и оживление садоводческой деятельности Орлеана. Правда, основная часть питомников теперь находилась уже далеко за чертой города – в Беллегарде и Кьер-сюр-Безонд. Каждый год сотни тысяч кустов и черенков и поныне производятся там несколькими семьями, часто из трех поколений, которые посвятили свою жизнь розам. Летом феерическое цветение розовых полей вокруг Беллегарда и Кьера просто великолепно. Из самых значимых фамилий, производящих розы в этом районе, можно назвать Десну (Desnoues) и Абер (Habert) в Беллегарде, а также Асселен (Asselin) и Пильте (Pilté) в Кьере.
        Еще в 1945 году в Беллегарде было создано объединение розоводов, рожденное из желания специалистов объединиться для защиты своих интересов и совместного развития производства. Оно присоединилось к Союзу Садоводов Орлеана (UHO) и Комитету Развития Садоводства Региона Орлеана (CDH-RO), которое позже превратилось в CUMA. В 1951 году это объединение, возглавляемое Люком Пильте, насчитывало 26 членов, в подавляющем большинстве розоводов из Кьера. Объединением был проведен ряд существенных мероприятий, которые могли бы вдохнуть новую жизнь в дело производства роз. Например, в 1951 году была организована чудесная выставка роз в парадном зале замка Беллегард. Сельскохозяйственный лицей в Беллегарде ввел новый садоводческий факультет с целью обучения молодежи искусству выращивания розы. В июле 1955 года объединение организовало большую выставку роз у рынка по случаю ежегодного уличного театрального представления. Выставку оформил известный орлеанский ландшафтный архитектор Жак Гиттон (Jacques Gitton).
        В 1970 году Беллегард был избран «Деревней Роз». Дело в том, что общество производителей роз Лиона взяло на себя инициативу ежегодно присуждать звание «Деревни Роз» тем районам, которые отдавали приоритет розам при озеленении своих территорий. Беллегард, посадивший десять тысяч кустов роз за три года, этого звания удостоился вполне заслуженно. Сегодня из всех мероприятий, проводимых обществом CUMA, главное место отводится «Ярмарке Розы» в Беллегарде, которая организовывается ежегодно в дни Пасхи, начиная с 1989 года.

Bellegarde_0007.jpg
Розарий и замок в Беллегарде

        Таким образом, год за годом, вокруг роз Беллегарда возник целый ряд инициатив и событий, которые могли бы способствовать возрождению былой славы орлеанских роз. Увы, в современных каталогах питомников региона Орлеана сегодня не встретишь старинных орлеанских роз, да и новинки последних лет, выведенные орлеанскими селекционерами, редко встречаются в интернет-каталогах. В довольно узком мире розоводов владельцы питомников сегодня производят и продают одни и те же розы: сорта селекции Мейяна, Дельбара и других, а также английские розы, ландшафтные, иногда французские старинные сорта. Беллегард в настоящий момент по количеству производства плетистых и полуплетистых роз еще держит первое место во Франции, но в целом занимает лишь третье место в общем списке районов-производителей, уступая Лиону и Дуэ-ля-Фонтену (в окрестностях Анже).

        Если, говоря о розовых питомниках, сегодня их лишь с большой натяжкой можно назвать орлеанскими, то самому городу Орлеану есть чем похвастаться. Три великолепных розария в черте города привлекают тысячи туристов и любителей роз со всего мира. Это розарий-музей под открытым небом Жана Дюпона в квартале Сен-Марсо, большой розарий в Ботаническом саду и превосходно обустроенный розарий в цветочном парке Источника, расположенном на территории университетского городка Орлеана. Все они, так или иначе, тесно связаны с историей роз Орлеана. Из приблизительно 400 наименований роз, выведенных за полтора века орлеанского садоводства местными селекционерами, сохранилось около 250, и каждый из них можно найти в том или ином розовом саду Орлеана. О розариях Орлеана можно прочитать на нашем сайте в разделе «Розарии мира», и особенно хотим обратить внимание читателей на розарий Жана Дюпона, поскольку он целиком подчинен идее сохранения орлеанских роз.
        Наиболее полно (каждый по несколько десятков наименований) в розарии-музее представлены сорта трех орлеанских селекционеров - Винерона, Барбье и Тюрба. При устройстве композиций экземпляры Барбье заняли самое почетное место, ведь он специализировался на селекции плетистых роз, из группы Wichura. Среди достижений пятнадцати других селекционеров, представленных в экспозиции, есть розы Корбюфа, Фока (Fauque) и Левавассера. На наш взгляд, этот розарий или, как называют французы подобные музеи, «консерватория», - лучший из музеев роз, созданных за последние 20 лет во Франции. У него, правда, есть один недостаток: ограниченная территория не позволяет добавлять найденные исторические розы Орлеана. Но в целом можно только позавидовать, поскольку у нас, в России или на Украине (и далее по СНГ), таких музеев роз нет, хотя их создание назрело.

        Завершая тему музея истории орлеанских роз, подчеркнем, что любой музей обречен на безвестность либо на медленное умирание, если он не станет проводить активную политику взаимодействия с другими подобными учреждениями. Короче, музей надо заставить жить и, по возможности, развиваться. С этой целью некоторые наиболее деятельные любители роз Орлеана вместе с профессионалами предложили создать ассоциацию по образцу той, что существует в розарии Лей-ле-Роз. Так в 2004 году возникла A.R.O. – ассоциация «Друзья Роз Орлеана». Возглавил ее Ф. Товен (Francia Thauvin), который с успехом поддерживает честь старинных орлеанских роз на коммерческом уровне. Товен – потомственный розовод, владелец питомника в Сен-Сир-эн-Валь, что находится рядом с розарием Источника. В его каталоге 2005 года насчитывалось более 70 сортов старинных роз Орлеана селекционеров Тюрба, Винерон, Барбье, Корбюф, Левавассер, Робишон и других.

        Как принято в обществах «друзей роз» других французских городов, ассоциация «Друзья Роз Орлеана» организовывает экскурсии, обменивается старыми розами с другими обществами, а также занимается пополнением коллекции. Но, пожалуй, наиболее интересная и важная область деятельности ассоциации – это издание бюллетеня «Журнал орлеанских роз». В нем публикуются материалы об истории роз, выведенных орлеанскими селекционерами. Каждый номер журнала посвящен одной розе: рассказывается об истории ее возникновения, производится идентификация и полное описание растения, биография селекционера и т.д. Таким образом, были уже изучены такие розы, как ‘Enfant d'Orléans’ (Turbat, 1929), ‘Jeanne d'Arc’ (Levavasseur, 1909), ‘Lonette Chenault’ (Chenault, 1925), ‘Sunshine’ (Robichon, 1927), ‘Alexandre Trémouillet’ (Wichura, Barbier, 1903) и т.д. Через несколько лет, как предполагает журнал, каждый любитель-садовод сможет располагать полным документированным каталогом исторических роз, произведенных орлеанскими селекционерами, которые сохранились и которые можно приобрести в питомниках и частных коллекциях.

        Вообще говоря, старинные розы сегодня в моде. Масса литературы и каталогов пестрят предложениями и описанием старинных роз, по всей Европе множатся коллекционеры, желающие приобрести тот или иной сорт. В этой связи еще раз упомянем замечательного селекционера и собирателя исторических роз Андре Эва. Он живет в местечке Питивье, под Орлеаном. Кроме питомника при доме он создал замечательный розарий в английском пейзажном стиле, где на живых примерах композиционных решений демонстрируются розы из его личного каталога.

roseraie_Andre_Eve.jpg
Розарий Андре Эва

        Интересна сама по себе история увлечения Андре розами. В отличие от своих коллег он не происходил из семьи потомственных селекционеров Орлеана. Родился Андре Эв в 1931 году далеко от этого места, в маленькой деревне долины Уаз в крестьянской семье. Молодость его ничем не отличалась от других сельских детей: начальная школа, работа с отцом в поле, затем военная служба на юге Туниса. Родители мечтали, чтобы сын получил хорошее место, например, место служащего на почте и телеграфе, но это не отвечало его вкусам и желаниям. В 1953 году, после долгих исканий Андре Эв устраивается на работу в Париже в Доме Вильморена, потомка того самого Вильморена, который был среди первых коллекционеров роз в конце XVIII века. В данном случае речь шла не о розах, а о Службе садов и парков. Очень скоро его переводят продавцом-консультантом в магазин Вильморена на набережной Межиссери. Именно там, в конце 50-х годов Андре знакомится с Марселем Робишоном, который периодически опубликовывал сообщения о своих новых сортах через Общество Вильморена. В 1958 году Андре приобретает у Робишона его питомник в местечке Питивье, собираясь стать садоводом и окунуться в мир роз.
        Таким образом, Андре обучался искусству скрещивания у Робишона, а уже в 1961 году разработал собственную программу селекции. В общей сложности за период с 1968 по 2004 год Андре Эв вывел более 30 новых сортов роз. По итогам участия в различных конкурсах Эв стал обладателем многих премий, в том числе премии «Золотая Роза» Орлеана в 1976 году за сорт ‘Prestige de Bellegarde’ и премии «Медаль города Орлеана» за сорт ‘Miss Lorraine’ в 2002 году.

Andre_Eve_0010.jpg
Андре Эв в своем саду

        В 1979 году Андре прекратил опыты по скрещиванию, а в 2000 году вышел на пенсию, перепродав часть своих питомников и лабораторий потомственному розоводу Дельбару. Отныне Дельбар продолжил селекционную работу, и можно ожидать в скором будущем появления новых удивительных сортов роз под именем Дельбара.
        Однако предприятие Андре Эва не ликвидировано, а, благодаря подвижнической работе по изучению старинных французских роз, их размножению и внедрению в торговлю, получило новый необычайный подъем. Эв выпускает каталоги, активно пропагандирует старинные сорта в интернете, предоставляет свой сад для проведения выставок и научных конференций по тематике розоводства и садоводства.

roseraie_Andre_Eve_0001.jpg
В розарии Андре Эва




Литература:

1. Joyaux F. Roses et Rosiéristes de l’Orléanais. – Editions Hesse , 2006.
2. Maurières A., Ossart E. Les jardins de Ossart et Maurières . - Editions du Chêne, 2008.
3. Le Parc floral de la Source. Orléans-Loiret. – Rustica éditions, 2006.
4. Les Roses anciennes. André Eve. //Septembre 2008 – Avril 2009.
5. Cruse E. Roses anciennes & botaniques. - Editions du Chêne, 1997.




buy cheap generic Celexa online usa
no rx Celexa cod delivery
generic Celexa in united states without prescription
buy Celexa medication
buy Celexa usa purchase Celexa without prescription